главная

ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

РОМАНОВЫ – КРЕАТУРА РИМА?

Печать

Опубликовано 01.04.2018 08:37 , Автор: Кочнев А.В. Категория: Лаборатория Монархических Исследований

Или хитрый ход, чтобы сохранить Россию?
Вопрос созвучия родового имени династии, правившей в России 300 с лишним лет, с 1613-го по 1917-й[1] и латинской транскрипции названия резиденции Главы Римской Католической Церкви, - Rome, - появлялся у меня в сознании время от времени. Но исчезал также быстро, как и появлялся. Действительно. Где Рим, а где Москва? Где Католицизм, а где Православие? Даже по нынешним меркам разница чуть ли не диаметральная. Однако, по мере изучения обстоятельств прихода Романовых к власти, ситуации в христианском мире того времени, анализа действующих и по сию пору документов, эта мысль возвращалась всё чаще и чаще, пока не приняла вид гипотезы, что приход на Русский престол монарха с фамилией Романов мог явиться знаковым закрепления прихода в Россию власти Папы Римского.
 
Итак, каковы факты:
Начнем с того, что Михаил Романов, ставший царем в 17 лет был сыном Федора Романова, известного также как Патриарх Филарет. При Борисе Годунове Федор – Филарет был вместе с женой насильно пострижен в монахи с целью пресечения его возможных претензий на Русский престол. Здесь поясним, что теткой Федора Никитовича Романова была Анастисия Романова Захарьина-Юрьева, жена Ивана IVГрозного и мать Федора Иоанновича. И его права на престол, как племянника Ивана Грозного были, по крайней мере сопоставимыми с правами Бориса Годунова – мужа сестры Федора Иоанновича.
Идем дальше. Федор – Филарет сам по себе был интереснейшей фигурой. После пострига он занял ведущие позиции в иерархии Русской Православной Церкви. Был Ростовским митрополитом. Во времена Смуты неофициально именовался «нареченным патриархом», хотя от титула, даже неофициального, открещивался. В 1619-м интронизован как Патриарх Московский. Был фактически соправителем и пользовался титулом Великий Государь. Известно, что он был первым, кто стал носить фамилию Романов по имени деда, но не известно, когда (на этом мы ниже остановимся чуть подробнее). И вот здесь мы переходим непосредственно к теме нашего разговора. Дело в том, что с 1611-го по 1619-й Филарет находился в польском плену. А Польша – Речь Посполита, была в тот момент инструментом католической экспансии на Востоке. Еще до плена он, в отличие от патриарха Гермогена, не возражал против избрания царем Владислава Сигизмундовича[2]. Фактически, в 1613-м году Россия получила не только нового царя, но и влиятельного заложника в католической Польше, который, скорее всего, не был наглухо закрыт для переговоров[3].
Летом 1619-го имели место совпадения, которые, явно, являются синхронизацией ювелирного качества. Патриарший престол Филарет занял через 10 дней после возвращения из плена. Интронизировал его Патриарх Иерусалимский Феофан III (православный), который прибыл в Москву как раз к возвращению Филарета из польского (католического) плена. И здесь очевидно, что прошло согласование с Вселенским Патриархатом в Константинополе. Как могли согласовывать свои действия Православная церковь и власти католической Польши? С другой стороны, зачем полякам выпускать высокопоставленного заложника, который более чем вероятно возглавит Русскую Православную Церковь? И здесь мы должны вспомнить, о Фераро-Флорентийской унии, которая предусматривала подчинение Константинопольского Патриархата Риму, принятие католической догматики с сохранением православных обрядов[4].
 
Возникает следующая гипотеза: Будучи в плену, Филарет договаривается о вхождении Московского патриархата в Ферраро-Флорентийскую Унию в обмен на прекращение польской агрессии. Инструментом реализации этих договоренностей становится избрание сына Михаила царем. Далее следует договоренность, что Филарет продолжит работу по ратификации (да простится мне современная формулировка) Унии уже как глава Русской Церкви. Подчиняясь Ферраро-Флорентийской Унии, Патриарх Константинопольский согласовывает патриаршество Филарета и организовывает приезд Патриарха Иерусалимского в Москву в согласованные с польскими властями сроки, которые, в свою очередь, действуют по указанию Рима. Таким образом, Филарет и его сын становятся агентами Рима в государстве Российском. Что знаково закрепляется через родовое имя династии, пришедшей на русский престол.
 
Остается пока открытым вопрос, когда Федор Никитович стал Романовым? Если это было до польского плена, то это могло быть дополнительным аргументом в переговорах о воцарении Михаила и патриаршестве Филарета. Если в польском плену – то знаком принятия договоренностей и подчинения Риму.
 
В заключение хотелось бы затронуть вопрос оценки действий Филарета. Со стороны это вглядит как сдача страны католикам. Однако не будем категоричны и попробуем взглянуть на ситуацию спокойно, без эмоций.
Страна в хаосе. К внутренней смуте, династическому кризису добавляется внешняя интервенция. Что делать в этой ситуации Федору – Филарету, человеку, который на тот мемент был влиятельным, если не самым влиятельным лицом в России? Продолжать войну, которая истощает и без того пребывающую в разрухе страну? Или пойти на компромисс, восстановить порядок в стране и потом попытаться вернуть утраченные позиции? Поступиться частью, чтобы сохранить целое? В нашей истории мы не раз жертвовали частью, сохраняя целое. Первое, что приходит на ум - сдача Москвы в 1812-м. И сам факт существования нашей Родины говорит, что поступили правильно.
И тогда учреждение Петром Первым Святейшего Синода, вывод Русской Православной Церкви из-под юрисдикции Константинополя выглядит уже как разрыв соглашений, заключенных Филаретом в польском плену и вывод России из-под влияния не столько Константинополя, сколько Рима.
То есть Романовы в лице Петра сами и положили конец римской диктатуре в России. С потерями, но получается так.

[1] Если быть точными, то собственно Романовы находились на Русском престоле до 25 декабря 1761 (5 января 1762) года. Со смертью дочери Петра Первого - Императрицы Елизаветы Петровны династия Романовых пресеклась, и её место заняла Гольштейн-Готторпская династия, которую принято именовать Гольштейн-Готторп-Романовы.

[2]Владислав IV(1595—1648) — король польский и великий князь литовский с 6 февраля 1633 (провозглашение избрания 8 ноября 1632), старший сын Сигизмунда III.

[3] Его и в плен взяли после неудачных переговоров.

[4] Уния заключена в 1439-м году под угрозой турецкого нападения на Константинополь и до сих пор не отменена.

Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция