главная

ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ПЕРВЫЕ ГОРЧАКОВ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

СЛАБЫЙ ЭЛЕМЕНТ БЁРКА

Печать

Опубликовано 14.08.2017 08:20 , Автор: Магнитов С.Н. Категория: КОНСЕРВАТИВНЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Конечно, возникает вопрос, неужели Бёрк был настолько совершенен, почему он не стал эталоном навсегда. Увы, не всегда сильная критика эквивалентна сильным позитивным проектам и установкам. Чтобы понять, почему Бёрк не завоевал умы окончательно и бесповоротно, есть смысл поговорить и о слабостях Бёрка, допущениях, которые не слишком убедительны. Это те моменты, где нам лучше задаться вопросами, чем подчиниться магии Бёрка.
Один из самых слабых мест – вопрос отношения государства церкви. И дело не в этом отношении, а в том, какое государство с какой церковью будет в союзе. На слух эта формула нас ласкает. Мы вроде тоже за это.
Цитата: Мы рассматриваем церковь как нечто присущее, главное для государства, а не как нечто добавленное к нему для удобства, что можно легко отделить от него, отбросить или сохранить в зависимости от сиюминутных идей или настроений. Мы считаем ее фундаментом всего государственного устройства, с каждой частью которого она состоит в нерасторжимом союзе. Церковь и государство в наших представлениях неделимы, и редко одно упоминается без другого.
Но так ли это, если рассмотреть поглубже? Напомним, что уже на тот момент Бёрк писал об уважении к Англиканской Церкви, которая была, по сути, протестантской, более того, главой которой был король (а на сей момент – королева, что по всем церковным и жреческим традициям, неприемлемо). Проблема в том, что государств может быть много, а церквей и религий сколько? Не забываем, что речь идет о Монотеистической религии, которая жива формулой: Один Бог – Одна Церковь - Один Кесарь-Монарх – Одно Государство. Церковь помазает Монарха. Но когда монархов становится десятки, тогда как? Не может церковь помазать сотни монархов. Получается размножение церквей, а значит соскальзывание в язычество – где каждое племя молилось собственным богам. Англиканство первым встало на этот путь, взяв имя подчёркнуто национальное, а не организационно-правовое (вроде католическая, вселенская, ортодоксальная, верная, правильная, организованная). А если учесть, что в Церкви возникает официальный кумир – король, что нарушает заповедь Библии не сотвори кумира», и тем более заповедь Христа о разделении властей: Христа «Кесарю – кесарево, Богу – Богово», то совсем нехорошо становится. То есть Бёрк в этом случае, следует инерции национальной, тяготеющей к язычеству, Церкви)   
И конечно, спорен вопрос о землевладении церкви. Здесь два момента, которые делают позицию Бёрка уязвимой. Это надо напомнить, поскольку главной причиной революции всегда была и будет злоупотребления в церкви, которая в народе ассоциируется с Высоким Институтом, который должен быть удалён от низкого. Но если этого «низкого» не избежать, то хотя бы контроль должен быть институциональным. Иначе злоупотребления становятся сокрушительными. 
Итак, первое: незыблемость церковной собственности – с сильным аргументом: церковь должна иметь собственность, чтобы не испытывать религиозных колебаний от колебаний рынка, короче, чтобы была неподкупной.  
Цитата: «Доходы церкви, по мнению народа, должны быть ее постоянным достоянием, так же как земля, на которой она стоит, и это будет предохранять ее от тех неожиданных колебаний, каким подвержены общественные фонды и ценные бумаги. [...]
Но дальше больше – от права собственности мы переходим к оправданию чёрной бухгалтерии Церкви.
Цитата: Поскольку однажды народ установил, что имущество церкви является ее собственностью, непозволительно подсчитывать это имущество, определяя, много его или мало. Это было бы нарушением права собственности.
Конечно, это крайне сомнительное положение. Если право собственности на землю еще понять можно, то черную бухгалтерию нет, поскольку именно она всегда выступает самым серьёзным раздражителем масс. Напомним, что Лютер возбудил массы не по поводу индульгенций (церковных отпущений грехов за деньги – что было для всех всегда приятным исходом для греховной жизни), а по поводу безотчетности и направленности этих денег. Куда идут деньги – вот вопрос. И когда люди видят, что церковь пакуется на их деньги в золото, возникает вполне справедливое негодование.  
Третий момент, который всегда был конфликтным и неубедительно подан Бёрком – церковное образование, которое он идеализирует. 
Цитата: Наше образование построено так, что подтверждает и закрепляет этот принцип - оно практически полностью находится в руках церковников, и это действительно для всех ступеней обучения - от раннего детства до возмужания. Даже когда наша молодежь покидает школы и университеты и вступает в тот важный период жизни, когда требуется связать воедино опыт и полученные знания, и едет посмотреть другие страны, то отправляющиеся в такое путешествие с юными дворянами домашние учителя и гувернеры - на две трети тоже служители церкви. При этом они выступают не только как духовники и наставники или просто как сопровождающие, а как старшие друзья и компаньоны. С ними, как с родственниками, связи поддерживаются всю жизнь. Эти связи привязывают наших дворян, многие из которых принимают участие в управлении страной, к церкви. Мы так цепко держимся за старые церковные порядки и институты, что с четырнадцатого-пятнадцатого столетий в них произошло очень мало изменений. Мы полностью поддерживаем эти старинные институты, ибо они благоприятно влияют на нравственность и дисциплину и, не меняя своей основы, способны воспринять любые усовершенствования. Мы считаем, что они могли не только воспринять и усовершенствовать, но и сохранить все достижения науки и литературы в том порядке, в каком они были созданы Провидением; кроме того, готическое и монастырское образование (так как в основе своей это не что иное) позволили нам внести больший вклад, чем любая другая европейская нация, в развитие наук, искусства и литературы. И все это благодаря тому, что мы не пренебрегали наследственными знаниями, которые оставили нам наши предки.
Я бы не против был церковного воспитания и образования, если бы не допущение Бёрком любых усовершенствований и сохранения всех достижений науки и литературы. Это, несомненно, самоубийственная позиция, потому что она вводит научное начало в религиозное. Это все равно, что вводить волков в овечье стадо.  
Традиция никак не определилась, что же она оставляет и что новое в состоянии взять. Огульно оставлять и сохранять всё – не только значит сохранять «Золотого осла», но значит принимать вчерашнего Вольтера, у которого таланта безусловно не отнять. Возникает апория между мыслию и реальностью, пожеланием и возможностями. А научное изобретение пороха, оружия, ядов – делает позицию религии шаткой.  
Это мы не углубляемся в доктринальные противоречия религий в целом. Напомню, что религиозное сознание крайне мифологично и оно моментально теряет авторитет в научном сознании. То, что для религиозного сознания ничего не значащая фигура речи, для ученого повод заострить критические пики. Действительно, если ученый предлагает показать хотя бы одного ангела, о которых исписаны тонны бумаги и намолены миллионы квадратных километров пространств, то почему этого не сделать вьяве для чистоты доказательства? Ясно одно: если ангела не будет, то религиозная позиция сразу теряется и проигрывает.
Бёрк не богослов и это его извиняет. Но проблема в том, что непрофессионализм не может повлиять на ход событий, даже если очень хочется. Разложение всех в мире церквей из-за злоупотреблений – давно исторический факт. Понятно, что между разрушением церкви и недопущен6еим этого, я выберу второе, но если основы гниют сами и на тебя падает прогнившая крыша – не становиться же самому вместо опоры с риском погибнуть под падающей крышей?  
Нет сомнения, что Бёрк ушел от вопроса, чтобы сохранить общий пафос своего сочинения. Но в наше время нет возможности скрывать проблему и огульно поддерживать Бёрка в его допуске. Тем более времена сильно изменились. Церковь сдала позиции по всему миру и не только по причине злоупотребления недругов. Не надо забывать, что с национальными церквями борются не столько атеисты, сколько конкуренты – иные религиозные системы и конкуренты из того же стана. Это, в некотором смысле, взаимоистребление церквей. Не секрет, что англиканская церковь хорошо поработала против католической французской. Так что это более тонкая история, которую придется понимать более тонко и разрешать с более мощным арсеналом доктринальных ресурсов. 
Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

У нас большие п...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция