главная

ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ПЕРВЫЕ ГОРЧАКОВ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

Глава 31. ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ИЗОЛЯЦИЯ И ЧЕЛНОЧНАЯ ДИПЛОМАТИЯ

Печать

Опубликовано 18.04.2017 18:46 , Автор: Магнитов С.Н. Категория: Еткульская дипломатическая школа

к вопросу о дипломатии конфликта
1. от изоляции к челночности
Разрыв и восстановление дипломатических отношений – особое состояние дипломатии, потому что речь идёт о дипломатии конфликта.
Конфликт изолирует стороны, приводя к потере дипломатических отношений, что вроде приводит к потере отношений вовсе. Но время проходит, конфликты к чему-то приходят и возникает необходимость восстановления отношений, посему возникает необходимость в дипломатии, но предварительной, полуофициальной, неупорядоченной. Её называют челночной по манере двигаться челноку – от «стола к столу» - то есть перемещаясь в пространстве от одной переговорной стороны к другой. Это форма конспиративной дипломатии, часто неофициальной, но от того особо рискованной и сложной.  
В изоляции и челночности есть место всем видам рисков – от угрозы жизни до непоправимых ошибок. Именно челночные дипломаты – от послов до тайных переговорщиков чаще всего страдали – теряли головы, попадали в тюрьмы. И это объяснимо – неустановленные отношения они самые криминогенные. По сути взаимоизоляция – это взаимное непризнание законов сторонами, что делает отношения криминальными изначально. Именно поэтому челночная дипломатия наиболее опасна – она идёт вне правил, практически по криминальным понятиям. И когда дрогнут стороны и пойдут на резкие действия – сложно сказать. Во всяком случае, неудачи челночной дипломатии заканчивались войной, а смерть дипломата-посла была поводом или способом объявления войны. Турки посадили князя Обрескова в Семибашенный замок и началась русско-турецкая война 1768 года.  
 
2.
Все это говорится, чтобы подчеркнуть часто боевой характер дипломатии.
В этом смысле нас удивляет система подготовки дипломатов в Москве в удалении от каких-либо конфликтов, стрессов вызывает сомнение. Когда я узнал, что в МГИМО учится (или училась) Мара Багдасарян, вызывающая справедливый гнев своим пренебрежением к правилам поведения на дороге и хамством с властями, я только укрепляюсь в этом убеждении. Люди, вскормленные элитарным бездельем, никогда не будут работать на национальные интересы страны – тогда зачем их вскармливать?  Напротив, элитарное должно находиться на принципиальном удалении от растлительных соблазнов.
 
3.
Есть споры о том, можно ли подготовить человека для конфликтов вне конфликтов? Суть их заключается в том, что нельзя готовить дипломата в конфликте, воспитывать боевые качества, потому что он посол мира, а не конфликта. Он должен уметь искать компромиссы, а не поводы для войны.   
Мы не скрываем - это проблема. Действительно, нужно ли человека для победы над конфликтом готовить как участника конфликта, а не миротворца? И в этом смысле показательна позиция одного из молодых представителей МГИМО: Только любящий комфорт, удовольствия и прелести жизни будет бороться за эти прелести жизни против того, что их лишает, если человек будут вырастать как боец, он не станет дипломатом, он станет воином-раздражителем, и только тот, кто любит жизнь, и её прелести будет за жизнь бороться. 
Логика есть. Но если человек не будет закалён в конфликтах – его будет легко сломать и перетащить на сторону противника, который купит дипломата прелестями жизни.
 
4.
До сих пор дипломатическая наука не определилась: дипломат это кто – амбивалентный двуликий Янус или чистый представитель своего государства, своей стороны. Ведь до сих пор неясно: должен ли дипломат уважать, любить, ценить сторону, где он работает, если он обязан подчиняться только своей стороне во всем? То есть он одномерен или амбивалентен?  
Более того, в амбивалентности есть своя криминогенная ловушка всеядности. Дело в том, что «вторых сторон» может быть много – сегодня ты посланник в Норвегию, завтра в Индию, после завтра в Саудовскую Аравию. И если принимать культуру и порядки другой стороны, – значит принимать у норвежцев норманнскую теорию, у индусов теорию кармы и касты, а у саудитов публичные казни. Если этого не будет – нелоялен, значит нежелателен. И никто никогда не скрывает своего желания перевербовать дипломата для своих нужд как раз через «культурные связи».  
Вот и вопрос, где предел лояльности и удобопревратности в дипломатичности?
Двойственность дипломатии рождает двойственность в дипломате, поэтому проблема расщепления сознания и психики – открыта. 

Книги автора можно приобрести здесь.
Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

У нас большие п...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


ТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛ