главная



ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

АПОРИИ КАСТОВО-СОСЛОВНОЙ МОДЕЛИ

Печать

Опубликовано 13.07.2020 14:51 , Автор: С.Н. Магнитов Категория: Факультет кастово-сословной стратификации

1.
Проблема «классовых противоречий», на которых были зациклены марксисты, сегодня осталась, только в превращенной форме. Классы сменились на кланы, партии, негласные касты и сословия. Иногда наличие их признается на уровне оговорок, иногда мы сталкиваемся с их железной реальностью на практике.
Пример для первого случая.
Цитата. «Начать стоит с того, что Путин состоялся как личность и вырос в ПГУ - службе внешней разведки, и ему так или иначе присущи черты кадрового офицера. То есть он знает службу, знает психологию служилого сословия, и это позволяет ему вполне объективно оценивать его настроения, знать его интересы». (Шурыгин В. Война его мать // Завтра. № 3(320)).
Проблемы для второго случая - как решение «классовых противоречий» привели к созданию кастовых противоречий. Касты только назывались по-советски - номенклатура - или в разговорном варианте - бюрократия. Дело в том, что советские касты не были кастами по существу, поскольку теряли именно профессиональное содержание, а оставлялось только уровневый признак – статус и родовую принадлежность – семейственность. То есть занимая место профессиональной касты, они как раз роль касты и не выполняли, то есть они не работали на Систему, а принуждали систему работать на себя, без обратного процесса.
Династическая каста никогда не сделает главной ошибки – не поставит задачу приватизировать, отнять результаты работ других каст без отдачи своих ценностей. В этом было другое нарушение большевиками кастовой системы.    
Цитата.
«ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ НОМЕНКЛАТУРЫ
Вспомним те две формулы Маркса, которые взяты в качестве эпиграфа к этой главе. Коммунисты уничтожают частную собственность. Государство есть частная собственность бюрократии .
Эти две формулы образуют жесткие логические тиски, в которых зажато общество, построенное по марксистской теории. Эти две формулы описывают самый краткий из всех, но в принципе полный курс истории ВКП(б). Дан логический и социально-психологический каркас истории победоносного и обреченного большевизма.
Из утверждений Маркса можно вывести ряд следствий.
(1) Упразднив частную собственность, марксисты сделали всю собственность государственной.
(2) Государственная собственность есть коллективная собственность бюрократии.
(3) Каждый отдельный бюрократ, бюрократический клан стремятся превратить государственную собственность в свою частную собственность.
Экспроприация частной собственности - государственно-бюрократическая собственность - частно-бюрократическая. Вот формула развития социалистического общества от рождения до гибели.
В принципе мы здесь сталкиваемся с частным случаем общей проблемы всех восточных деспотий, о чем уже говорилось, - универсальным стремлением чиновников “приватизировать” свою власть, превратить ее в собственность.
Залог гибели системы в неизбежности перехода от (2) к (3), в неодолимости “рефлекса приватизации” у бюрократической олигархии.
От этого рефлекса могли удерживать вера коммунистических бюрократов в сакральную идеологию, отрицающую частную собственность, и страх нарушить догматы этой веры.
Строй большевиков с его претензией на научность, рациональность был с самого начала построен как спиритуалистический, оправдание которого за гранью разума и фактов, в сфере чистой веры (в действительности веры и страха). Именно идеология, вера в нее и страх ее нарушить должны были образовать барьеры между правом распоряжаться госсобственностью и действиями по ее “приватизации” в свой карман.
Вспомним составляющие большевизма - диктатура бюрократии. Но если над самой бюрократией не будет диктата идеологии, то тогда чем тотальнее строй, чем больше власть правящей бюрократии, тем быстрее она разложится, разделит между собой госимущество, тем быстрее этот строй погибнет.
Поэтому сохранность идеологии была основой строя. А важнейшим компонентом в идеологии была ее антисобственническая составляющая, только она и препятствовала перерождению коммунистического тоталитаризма “назад” в госкапитализм с номенклатурой в роли новых капиталистов. (Разумеется, антисобственнические компоненты в идеологии были внутренне противоречивыми, ведь идеология “экономического детерминизма”, исторического материализма провозглашала первой целью своей политики не достижение тех или иных собственно  имматериальных, духовных ценностей, а, напротив, “удовлетворение потребностей трудящихся”. Тем не менее в отношении частной собственности на средства производства стояло твердое табу, а “для страховки” и личная собственность на предметы потребления для членов номенклатуры в 1920-е годы жестко регламентировалась, по крайней мере формально.)
...В конце 20-х годов был отменен пресловутый “партмаксимум”, уже к середине 30-х годов разрыв в уровне жизни (жилье, продукты, вещи) между номенклатурой и “простыми советскими людьми” достиг такой же величины, как разрыв между сановниками того же ранга и беднейшей частью обывателей до революции. После войны в особо привилегированное положение наряду с традиционными отрядами номенклатуры (партэлита, госбезопасность, армия, дипломаты) попала верхушка ВПК. Всегда была богатой группа руководителей торговли.
Однако постоянно растущие привилегии не могли до конца разрешить “социальный вопрос” “голодающей” номенклатуры. Аппетит приходит не просто во время еды, особенно важно, что он всегда опережает количество “еды”, опускаемой во всех лучших распределителях. Потребность в “настоящей” собственности, не только на предметы потребления, но и на землю, финансовые компании, промышленные предприятия, торговые фирмы и т.д. - вот что составляло часто неосознаваемый, но все равно мучительный “социальный комплекс”. Вот тут уже потребности номенклатуры вступали в противоречие с официальными принципами партии. Л.Д. Троцкий достаточно точно подметил это еще в 30-е годы: “Если сейчас... она (бюрократия. - Е.Г.) сочла возможным ввести чины и ордена, то на дальнейшей стадии она должна будет неминуемо искать для себя опоры в имущественных отношениях. Можно возразить, что крупному бюрократу безразлично, каковы господствующие формы собственности, лишь бы они обеспечивали ему необходимый доход. Рассуждение это игнорирует не только неустойчивость прав бюрократа, но и вопрос о судьбе потомства. Новейший культ семьи не свалился с неба. Привилегии имеют лишь половину цены, если нельзя оставить их в наследство детям. Но право завещания неотделимо от права собственности. Недостаточно быть директором треста, нужно быть пайщиком. Победа бюрократии в этой решающей области означала бы превращение ее в новый имущественный класс».
В этом остром социологическом анализе автор «Нового курса» фактически предвосхитил теорию “нового класса” Милована Джиласа. Конечно, Л.Д. Троцкий излишне привержен марксизму, когда связывает существование “класса” непременно с его отношением к средствам производства. Но он находит простое и глубинное для социалистической системы обоснование стремления номенклатуры к собственности. Потребность в частной собственности связана с таким безусловным инстинктом, как семейный, родительский! Он мог бы назвать свою книгу не “Преданная революция”, а “Перерождение государства под влиянием семьи и частной собственности”. (Гайдар Е. Государство и эволюция. М., 1995. С. 108-115).
Проблема сословной системы является модификацией проблемы партийной системы.
Сословия - фактически партии в условиях монархической системы, поскольку они представляли из себя группы людей с различными статусами собственности, прав, следовательно - властью и интересами. Частные интересы всегда подчинены манихейской кланово-партийной логике: подчинить Целое своей Части, затем взять права Целого, оставить ответственность остальному.
Однако сословия по отношению к партиям имеют при сохранении партийной логики самоутверждения некоторые отличия.
 
2.
Наличие уровня иерархии в любой системе ставит проблему органического взаимоопределения сословий с целью снятия антагонизма между разными уровнями системы.
В кастово-партийно-сословной системе люди делятся:
1. По уровню финансового благосостояния - вне зависимости
2. По формальной принадлежности к системному уровню, касте, сословию;
II. В ЦЕЛОСТНЫХ СИСТЕМАХ:
1. По уровню способностей - в любом органическом целом.
2. По профессиональной принадлежности.
В ограниченных системах сословия (классы, касты, профессиональные группы), следуя логике партийных интересов (кастового эгоизма), рано или поздно приходят к антагонизму.
Это достаточно полно исследовано марксистами. Их модель развития истории как истории классовой борьбы имеет множество оснований.
Однако марксистская установка решить классовую проблему, уничтожая касты (классы, сословия), не состоялась, приведя, с одной стороны, к созданию скрытой классовой системы (номенклатура - остальные), с другой стороны, создав новые классовые деления. Это можно проиллюстрировать примером разделения людей по наличию или отсутствию паспортов (в сталинские времена), затем наличию или отсутствию московской или ленинградской прописки. Наконец бесклассовая установка атрофировала в человеке стремление к росту, развитию, - к тому, чем всегда была озабочена иерархическая сословная система.
Иерархическая система, таким образом, находится между двух полюсов.
С одной стороны, сословная система угрожает обществу партийным антагонизмом и внутренней войной, с другой стороны, без иерархического сословного порядка у человека отмирает как стремление к личному росту, к развитию, так и к совершенствованию себя и целого.
Итак: уровень иерархии - притягательный элемент системы, поскольку человек может обрести смысл в окачествлении своей деятельности.
Однако следует преодолеть инерцию прежних сословных систем.
Наиболее отталкивающим элементом сословной структуры является передача сословного статуса по наследству. Замечено, что человек не переживает за верховенство другого человека и его приоритеты, если тот занимает высшее положение по заслугам, по способностям, по труду, но гораздо болезненнее каждый человек относится к идее кастовой консервации по принципу биологической родовой преемственности.
Именно идея кастового наследства вызывает недовольство человека низовых каст. К этому есть аргументы. Действительно, на каком основании, например, отпрыск дворянского рода изначально занимает приоритетные позиции? Почему забывается генезис дворянства - чин по заслугам. Если отпрыск дворянства ничем не заслужил своего дворянства - что от него, кроме чванства, ожидать?
Кодекс способности - единственный логический порядок сословной системы, поскольку законсервированные касты уничтожают идею природной иерархии. Если в касте человек обречен правом, то система рано или поздно распадается, поскольку касты взрываются изнутри: появление в высших сословиях неполноценных, но обреченных быть властителями представителей и одновременное появление гениев в низших сословиях, обреченных быть рудокопами, - взрывает кастовую систему. и это справедливо. Любой растительный организм отомрёт, если корень вывести наружу, а цветок зарыть в землю.
Вывод. 1. Сословное неравенство необходимо, поскольку есть реальность.
Однако неравенство не должно быть закреплено за человеком - потому что он меняется и не равняется в каждый момент самому себе.
Именно это неравенство должна отражать Сословная система (которую есть смысл назвать сложной системой - Системой с наличием неравных Уровней Сложности).
Поэтому должен осуществляться принцип - имеешь, пока соответствуешь.
2. Сословная система монархического типа не подлежит воссозданию. Она должна состояться на основе профессионализма, доказываемого каждым человеком путем инициации. Сословием в Профессиональной Системе становятся представители Отрасли и Уровня Сложности Системы.
 
3.
Получается, главной проблемой каст становится проблема неравенства людей в системе неравенства.
Казалось бы, это естественно. Увы, нет. Неравенство уровней сложности системы – это одно, это величина постоянная. Но человек – величина переменная по качествам. Получается, что он, вырастая, должен восходить по УС, должен менять уровни сложности в процессе развития? Так.
Но если его закрепить на одном уровне навсегда – вот что становится проблемой. Именно непроницаемость каст, непроницаемость разделительных пределов, становится проблемой. Не неравенство, не кастовость, - а их консервное состояние становится проблемой для системы и вызывает протест человека. Проще говоря, проблема не в стенах и потолках, а в отсутствии в них дверей и лестниц, в самой невозможности их пройти.
ЛЕММА. Проблема не в системности, а проблема в консервации системности. 
ЛЕММА. Неравенство системы не должно передавать неравенство людям. 
Между тем даже в том же индуизме не заложена логика постоянства неравенства и есть необходимость закрепить изменчивость. Но это вводило брахманов в тупик: нарушение кастовой сегрегации было чревато разрушением системы, что было чревато, говоря современно, системным кризисом. 
Таким образом, получается, что решить проблему неравенства можно закрепив это неравенство. Сама неизменность становится той уравнительной величиной, которая успокаивает классовый синдром.
Впрочем, это не разрешает кастовых (классовых, клановых, сословных, партийных) противоречий.
 
4.
            Третья причина кастового кризиса – в структурировании каст: верх – брахманы, середина  - кшатрии, вайшьи – снизу. Верховное положение брахманов вызывает сомнение в момент политических, военных конфликтов и в момент экономических кризисов – когда на первенствовать должны другие касты. Именно монопольное положение брахманов, неспособность их решать несвойственные им проблемы, стало причиной кризиса монопольно-кастовой системы в Индии и сдачи её позиций в мире. 
Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция