главная



ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

ИСТОРИКИ СПРАШИВАЮТ – ДЕНЬГИ ОТВЕЧАЮТ

Печать

Опубликовано 30.01.2020 03:00 , Автор: Магнитов С.Н. Категория: Сектор нумизматики

Много раз в академических кругах появлялся вопрос, как получилось, что большевики, не обладая ни военной квалификацией, ни вооружением, ни авторитетом в массах, сумели победить на такой огромной территории столько мощных, авторитетных, опытнейших военачальников, как Деникин и Колчак. На 1918 год «белые» владели 4/5 территории России и подавляющее большинство страны с полной уверенностью ждало, когда большевики канут в лету. Не канули. Почему?
Есть много версий, ответов, но наиболее внятный ответ мы получаем из официально-публичных источников, совмещающих документальную и одновременно ценностную основу – это деньги.
Известна формула, что не только побеждает победитель, но и проигрывает проигравший. Иначе говоря, если закладывать проигрыш, то победа невозможна в принципе.
Деньги тому свидетель. До сих пор.
 
Рассмотрим деникинскую купюру 1919 года номиналом 10.000 рублей, чтобы увидеть в ней знаки поражения. Останавливаемся именно на ней, поскольку она была максимального достоинства – 10.000 рублей.
Первое и главное. На купюре центральный символ – двуглавый орел без имперских признаков: нет даже державы и скипетра. Это – символ Временного правительства, своей бессмысленностью получивший многие сатиры еще в 1917 году (тогда и орла как символа верховной, «горней», власти надо убирать вовсе). Заметим, что само обращение к Временному правительству как легитимной власти тогда было бессмысленным, потому что оно вообще не обладало никакой властью, хотя бы потому что Керенский, единственный легитимный в этом плане человек, попросту сбежал. Вообще сама связь, ассоциации с временным не могли быть успешными изначально и по определению.
То есть отказ от имперской версии восстановления власти сразу раздробил сознание масс. Как восстанавливать империю без имперской установки? К примеру, казачество, которое сражалось на стороне Деникина, сразу отказалось от «куцей курицы» вместо имперского орла. Вплоть до того, что это спровоцировало атамана Краснова открыто предавать интересы страны, проповедуя казачий сепаратизм, который с огромным удовольствием поддержал германский генштаб. Уже этого было достаточно, чтобы казачьи массы, если не отшатнулись, то запутались в планах руководства. Войско Донское – монархисты – подозрительно относились к деникинской симпатии к Временному правительству и Керенскому, справедливо считая, что они одна сапога пара. А объединение сил только на неприятии и сокрушении противника никогда не имела прочности, потому что всегда возникал вопрос: ради чего?
Ключевой символ находится в крайнем небрежении, потому что на реверсе (обратной стороне) орёл уже другой конфигурации: он плоский, крылья длиннее, он держит ленту, которую не держит титульный орёл, отчего надпись «Единая Россия» на ленте выглядит бутафорски. Расслоение символа не прибавляло авторитета деньгам.
Ясно, что если выпускать деньги-плакат, то не следовало закладывать в них импровизаций и разноречий, которые попросту сбивали с толку воюющие массы. Деньги, выпускаемые в конфликтной ситуации, особенно в войне, имеют особое значение, поскольку это не просто деньги, это политические заявки, лозунги, которые читаются особо пристально. Ведь деньги проходили через все руки.
 
Второе и важное. Эклектика. Герб охраняют совершенно странные для русского движения фигуры женщин-воительниц античного вида, что не входило в русское сознание вообще. А если увидеть над ними надпись «Единая и неделимая Россия», то эти фигуры автоматически ассоциировались с Россией, что было для сознания воинов смешно. Погоня за красивым орнаментом испортило символ окончательно: он смотрелся бутафорски, дискредитирующе.
 
Третье и важное. Юрисдикция денег была самая что ни на есть рискованная. Деньги были завязаны на самое ненадёжное и рискованное – на военную победу. «Деникинки» – чисто военные деньги. И выпускались они под эгидой загадочного и странного «Государственного казначейства главного командования вооруженных сил на юге России».
Чтобы осознать ошибку, достаточно было расшифровать юрисдикцию денег – от сомнительного отождествления государства со штабом армии до географической привязки. Если Деникин приближается к Москве, центру России – деньги уже нелегитимны? Однако главное в другом: если военное поражение, даже не самое очевидное, то деньги моментально теряют свою ценность. То есть достаточно небольшой военной неудачи, чтобы курс пошёл резко вниз. Брать в качестве гаранта и легитимации военную победу очень рискованно. Хотя, конечно, логика в этом была. Но, к сожалению, военная логика денег всегда оборачивалась логикой оккупационных денег. Потому что военные деньги имеют оккупационную инерцию и обеспечивают полулегальные грабежи, когда за силовой отъём ресурсов у мирного населения ему навязывают непонятные и незнакомые бумажки. Что тоже было в массовом виде и что тоже отталкивало от деникинцев массы крестьян.
 
Итак, деникинские деньги – торопливая попытка составить идеологический комплекс и навязать его через знаки государственной оценки и платежа, что сыграло больше негативной роли, чем объединительной. Как ни странно, больший эффект могли иметь деидеологизированные деньги, не завязанные на ситуативные военные успехи.
 
Итак, деникинская купюра высшего номинала позволяют нам помочь историкам раскрыть одну из причин поражения Белой армии.
Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция