главная



ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

КАРТИНА СОЛОВЬЕВА «ВЕТЕРАНЫ»

Печать

Опубликовано 11.01.2023 20:49 , Автор: С.Н. Магнитов Категория: Институт эстетической стратификации

1.

Я приезжал в деревню к бабушке и дедушке как «грамотный». Ведь грамотность определялась количеством учебников, которые прошли через твои руки и голову. А мой дед закончил что-то не очень, а бабушка три класса церковно-славянского языка. И вот с 12-летним подростком я начал приезжать в Сулею, родную деревню, как барин – с каждым классом все гонористее и гонористее.

В течение жизни я еще учился к институте, аспирантуре.

И вот прошло пятьдесят дет. И как ученый, педагог начал подводить итоги: а кто же (что же) меня научил жить и за счет чего я выжил? Чья школа меня спасла по жизни от угроз и стратей – Школа Бабани или Школа как Школа? 

 

И спокойный подсчёт я начал с армии. Потом выживание во второй столице страны по имени Питер. Потом работа пять в школе в селе по имени Громово. Потом 90-е годы кошмара. Потом переселение на Урал и тридцать лет на Урале.   

И к чему я пришел? Оказалось, что Школа Бабани (так я звал Бабушку) заняла железное ½ место, 50% место в общей моей образованности, подготовленности, мастерства. То есть Школа Бабани  - это реальная школа со своей системой образования, точнее подготовки! И для меня эта картина – рефлексия моего потрясения, когда я понял, что натюрморт Соловьева, который можно назвать ВЕТЕРАНЫ В СТРОЮ. Потому что пользоваться этими вещами можно пользоваться до сей поры!   

 

 

 

2.

Эта картина для меня сегодня - проявление моей нелюбви, точнее, презрения к Ушинскому. Это к вопросу о роли искусства в нашей жизни: эта картина - выражение презрения к Ушинскому, которое я хотел бы передать новому поколению, которое сегодня воспитывается с презрением к деревне.

Дело в том, что моя нелюбовь к Ушинскому имеет для меня давние корни: мне пришлось его уважать. Меня принудили. Потому что я закончил добросовестно Ленинградский педагогический институт им. Герцена, который имел памятник Ушинскому, который меня доставал пятнадцать лет. И больше! Тщательно изучая педагогику и её историю, я ещё студентом никак не мог понять, почему Ушинский был объявлен педагогическим гением. Вокруг него было все странно – ни личного педагогического опыта, основная книга – антропология. Читать которую – себе только вредить, и очень странная жизнь за кордоном.

Но на всю жизнь я знал тезис Ушинского: русский народ необразован, крестьянство находится во тьме, смертность страшная, безграмотность ужасающая. И вот он сочинял учебники для начальных школ. Детский лепет. 

И вот картина Соловьева говорит простое: Ушинский, ты лжёшь! И при сложении моего опыта и картины я могу сказать чётко: на селе существовала своя фирменная образовательная система. И картина показывает это! О чем картина? - О том, что умел делать своими руками деревенский человек. И это малая часть! Серп, цепи, молот, самовар, емкости, гвозди! Такой же натюрморт я бы сделал из деревянных вещей, которые на моих глазах изготавливал мой дед. Грабли, стоговые вилы. Это целое искусство! Найти дерево в лесу, чтобы сделать вилы для навершия стога - это ого! Или бы сделал натюрморт из частей, которые были приспособами для изготовления валенок, изготовление которых я наблюдал в своей детской жизни дважды, когда вся изба представила цех в пару и влаге – но после чего я надел валенки, после которых магазинные деревяшки я назвать валенками просто не мог, потому что валенки из- рук деда-мастера были эластичными, которые целовали ноги, обнимали ноги так, что их не хотелось снимать даже ко сну.   

И после этого Ушинский называл деревню безграмотной!

 

3.

Важен жанр. Это – натюрморт. Что это значит? Мертвая натура. Жанр крайне противоречивый: это о живом или о мёртвом? Соловьёв в этом натюрморте подчеркнул себя как живописец. Он сделал все, чтобы дать объем каждому изделию, дать «свежий» налёт ржавости на гвоздях, сделал блестючий овал самовара, - все кричит о том, что они живы! Это значит, что художник настаивает на натуре, на живости и живительности! Это значит, что это не натюр-морт, это натюр-вит!

Это как портрет! 

Блестящая поучительная работа Соловьева – во все учебные программы, где эти изделия расскажут потомкам больше, чем многие и многие учебники. Это - росчерк мастерства наших Предков. 

 

Примечание. Вот памятник у моей альма-матер. Я дал это фото с дикими для меня сегодня тезисами Ушинского – воплотившего либерально-демократурную школу.  Обратим внимание, что для ушинского ребенок это кто угодно, но только не человек, которому надо жить трудом и потом.  




 
Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция