главная

ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

ЧЕХОВ БЕЗ ПЕНСНЕ

Печать

Опубликовано 08.10.2016 07:54 , Автор: А.В. Болдырев Категория: Кафедра консервативной экспертизы

Или с любовью о России.
В 1980-е годы в нашей стране в кинотеатрах демонстрировалось довольно много индийских фильмов. Отличались они простотой и доходчивостью. Смотришь на героя и сразу понятно, кто он. Так вот те герои, которые были умными и серьезными, как правило, носили очки. Очки, пенсне делают человека серьезнее, старше. Моя старшая дочь, когда ходила на литературные вечера, всегда надевала очки без диоптрий. На мой вопрос «Зачем?», пояснила: чтобы выглядеть старше. Эту особенность очков я вспомнил, когда посмотрел фильм «Антон Чехов», снятый в 2015-м году французскими кинематографистами. Вопреки закрепившемуся у нас образу писателя в пенсне, в фильме нет ни одного кадра, где Чехов его бы носил.
Собственно фильм имел все шансы пройти незамеченным в нашей стране, но есть два обстоятельства, которые привлекли внимание. Во-первых, интересно, что снимают во Франции о России в период санкций, как говорят о нашей стране. Во-вторых, это последняя работа режиссера Рене Фере, который оставил наш мир полтора года назад.
Фильм представляет собой весьма вольное изложение биографии Антона Павловича Чехова примерно с 1885-го по 1890-й год – период его творческого успеха. Есть, конечно хрестоматийные «в детстве у меня не было детства» и «я пишу по пятнадцать копеек за строчку», но вольностей предостаточно. Помимо категорического отсутствия очков в нем есть еще роман с замужней женщиной[1]. Есть Лев Толстой, которого, если бы не синяя рубаха «толстовка», запросто можно было принять за Карла Маркса. И вообще, весь фильм какой-то «французский». Видно, что это снято французами, для французов, но о русском классике. Однако, самое интересное, Чехов (Николя Жиро) получился симпатичный. Обаятельный, симпатичный, немножко ловелас. В общем, живой приятный молодой человек, «без очков». У него большая дружная семья. Немного чудаковатый отец. Любящая мать, сестра Мария – друг и помощник. Друзья-издатели Суворин и Григорович. Большой акцент сделан на сострадании Антона Павловича к людям. Показано как переживает он из-за девочки, которую он как врач не смог спасти. Из фильма выходит, что на Сахалин он отправился, как бы выполняя желание умершего брата. На Сахалине он сопереживает страданиям каторжан, поселенцам и их детей. Порядочно ведет себя по отношению к влюбившейся в него местной учительнице.
Здесь хотелось бы отметить актерскую работу Мари Фере. Да, русская учительница получилась у неё всё-таки француженкой. Но образ угловатой провинциалки, влюбившейся в заезжую знаменитость, удался. И их оставшиеся платоническими отношения с писателем выглядят на порядки интереснее пошлой интрижки с замужней женщиной.
Вообще в фильме нет ничего, что намекало бы на негатив в адрес России. Даже надзиратель на Сахалине не выглядит монстром. Обычный сотрудник ИТУ. Строгий, но не более, чем того требуется. И режим на Сахалине не сказать, чтобы выглядел ужасным. Каторга – это не санаторий, понятно, но без перебора. В фильме совершенно нет политики. Нет властей. Нет отрицательных героев. Даже конфликтов нет, за исключением конфликта с Исааком Левитаном по поводу рассказа «Попрыгунья»[2]. Просто рассказ о русском классике в позитивном ключе.
В фильме много деталей, которые «режут глаз». Например, пейзажи «Сахалина» вместе с явно европейскими постройками, которые, как я узнал из заключительных титров, снимались в Норвегии, и белые робы каторжников, и «интервью» Чехова с каторжанами явно в традициях западного шоу-бизнеса. В сцене за столом у сахалинского губернатора Чехов передает книгу собеседнице через стол, та заглядывает, что-то высказывает о прочитанном, но даже не замечает, что читает вверх ногами. Специалист, полагаю, найдет еще больше нестыковок и ляпов. Лично я, поскольку сам срочную служил в авиации, а друг детства закончил авиационное штурманское училище, обратил внимание на показанные крупным планом, шинель курсанта авиационного училища и фуражку с советской авиационной эмблемой на тулье на каторжном надзирателе. Галуны и лычки с буковой «К» на ярко синих погонах и «птички» в петлицах, которые не удосужились вынуть. Такое ощущение, что шинель и фуражку вот только что купили где-то на «блошином рынке» и отправили в кадр, не особо разбираясь. Однако через некоторое время я сообразил, что дело именно в поспешности. Авторы торопились выпустить фильм и поэтому не стали тратить время на выяснение как выглядели каторжные надзиратели в России в конце XIX века. Торопились сказать доброе слово о России. И это их извиняет. Фильм получился французским и добрым. А доброе слово в период не самых лучших отношений между нашими странами приятно вдвойне.

[1] Ликой (Лидией Мизиновой). Она действительно была подругой сестры Чехова, была знакома с писателем. Есть много свидетельств, что она была безнадежно влюблена в него. Но нет никаких свидетельств об их связи. Сам же писатель, - как говорили и писали люди его знавшие, - был джентльменом и о своих отношениях с женщинами не распространялся. Так что здесь французы, похоже, домыслили.

[2] Конфликт имел место в реальности. В качестве прототипов героев рассказа были взяты Левитан и Софья Кувшинникова, а также муж Кувшинниковой Дмитрий Павлович.

"Литературная Россия" №34. 7 октября 2016

Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция