главная

ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

ПРОБЛЕМА ПОБЕДЫ

Печать

Опубликовано 27.02.2019 17:05 , Автор: С.Н. Магнитов Категория: Кафедра теории победы

или противоречие между взятием власти
и её закреплением
1.
Взятие власти предполагает её закрепление. В этом случае возникает страшная проблема.
Представьте, что вы берёте вражескую крепость. У вас воины – их задача крепость взять. Это – герои, во главе которых боевые командиры. Под пушками с оружием наперевес они идут вперед, подставляя груд пулям. Они смотрят смерти в лицо. Вот атака захлебнулась, встает офицер и под огнём противника увлекает солдат на штурм, прорывает оборону в крепостной бреши, первый врывается в крепость и бесстрашно сражается, удерживая плацдарм. В брешь прорываются основные силы. Крепость взята.
Офицер остается жив. Какую ему награду дать? Орден – это само собой. Возникает соблазн наградить его серьезнее. Например, назначить комендантом крепости.
Это первый момент. А если офицер амбициозен и он следит за мерой награждений? Ордена будет мало. А если он как раз имеет в виду стать комендантом крепости?  
Именно здесь возникает страшное противоречие между взятием власти и её закреплением. Профессия взятия власти никак не соотносится с хозяйственной деятельностью  коменданта.
Герой войны может превратиться в человека, который завалит всю хозяйственную работу.
Драма заключается в том, что на смену герою прорыва приходит негерой тыла – «тыловая крыса», интендант, гражданский, который не проливал кровь, который в тиши кабинета (именно в тиши!) ведёт расчёты. Образ героя и образ тыловой крысы входят в жестокое противоречие. И это при том, что в любом солдате сидит мародёр. Он может быть маленький, может быть большой. Но не воспользоваться результатами своей победы хотя бы для материальной компенсации того, что он пережил – это просто непонятно. Иначе говоря, инерция победителя является главной проблемой взятия власти. Взять власть и отдать гражданскому – труднейший переход сознания. А гражданская власть это власть аппарата – скучных унылых людей, бегающих по коридорам с бумажками и действительно напоминающих крыс.   
Взятие власти и её закрепление – разные профессии.
Военные заслуги не могут стать гарантией эффективности управления результатами военных заслуг. 
Много копий было сломано в своё время по поводу репрессий Сталина против Жукова. Мол, мелкий завистник Сталин, великий герой Жуков. Сталин снимает Жукова из зависти и опаски. Затем прибыла «патриотическая» версия отставки Жукова. Мол, проштрафилась женщина Жукова, которая мародерствовала в Германии, вывозя оттуда вещи и ценности вагонами.
Думается, это вторичные, следственные версии. Главное было в ином: война - закончилась. Нужны были не военные генералы и маршалы, а тыловые крысы. А на Жукове стояла печать Победы, которая не может стоять на месте. Инерция Победы велика, потому что велики её соблазны. Ведь не завоеванной оказалась Испания, где фашистский режим был де-факто! Сколько требований исходило от военных взять Испанию! Главное - возможности были. Русская армия на тот момент могла взять всё.
Помимо того, что Сталин поступил гениально, сохранив Жукова от самого себя, от инерции победителя, он сохранил его на долгие года как символ Победы. Навечно.      Проблема Победы – в наступившем мире. Проблема в смене Сил – с боевой на аппаратно-экономической. 
Меня эта проблема интересовала всегда. Я спрашивал у отца, который воевал в Венгрии, как чувствовал себя победитель с точки зрения экономической. Он говорил: Заходи куда угодно, бери что угодно. Брошенные погреба с винами, пустые дома, хозяева, которые готовы отдать всё, что ни попросишь без лишних уговоров, доступные, устрашённые женщины. Короче, это, по его рассказу, другой мир. И состояние солдата можно понять. Это состояние смертника, который исполняет, может быть, своё последнее желание. Когда вчера, как на отца с его батареей, шли «Тигры», круша все вокруг, и его пушки стояли первыми и он отбивался от танков последними снарядами, смерть стояла у него за спиной, он видел, как она косит его расчёты, то после этого всё остальное – особенно чужая бытовая собственность - не имеет никакого значения. Также боль изнасилованной женщины врага, который вчера убил твоих товарищей, с которыми прошел войну – не впечатляет никак.
Собственность для воина смешна. Еще вчера ты наводил орудие на дом и уничтожал его одним выстрелом. Сегодня ты зашёл в случайно уцелевший дом. Как воспринимает его артиллерист? Сами подумайте.
У воина на войне нет понимания собственности и порядка. Есть понимание Цели, которая оправдывает всё. 
Наступление мира ломает всё.
Простой солдат, который вчера был чуть ли не генералом в разрушенном селении, теперь становится не нужен.
Это трагедия Силы, которой нужно уничтожиться и (или) передаться Другой.
 
2.
Есть вариант. Запустить вперед «тыловых». Это бессмысленно. Убитый профессионал не имеет значения.
Остается системная работа с солдатами, которые должны осознать необходимость Смены Власти. Это должно входить в работу профессионального воина. Для этого должна выступать аппаратчики, показывая Политическую Силу аппарата.
И наоборот, чтобы интенданты понимали, что они продолжают боевой успех, они могут работать во втором эшелоне, чтобы солдатским потом пропитались, чтобы тыловые крысы стали тыловыми волками, чтобы шкурой чувствовали, что они принимают эстафету Боя.  
Боевые действия нужно начинать с подготовки Интендантов. 
Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция