главная



ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

ЭПИГОН ШОПЕНГАУЭР

Печать

Опубликовано 26.03.2020 08:00 , Автор: Магнитов С.Н. Категория: Кодекс декаданса

Когда нечего сказать, эпигонствуют. Не склонный к фундаментальной учебе, Шопенгауэр хватал что ни попадя. Как правило, поверхностные ищуны находят что попроще.   
В чем суть, если напомнить, момента?
Беркли – католический монах, написавший текст, смысл которого доказать существование Бога через представление о нём. Есть у человека представление о Боге – значит есть Бог. Причина проста: человек воспринимает то, что в нём есть, а не внешнюю среду. Реально то, что воспринято, все остальное иллюзия. Он живет мыслями и чувствами, а не реальностью извне.       Шопенгауэр заболел Беркли, провозгласив его светочем философии и основой своих трудов. Правда, и Беркли был не оригинален. Это для католической церкви получить от одного из своих пастырей такие писания – не слабое испытание, а когда она узнала, что источник берклианства в языческом индуизме, то совсем стало нехорошо. Философия майи, мира как иллюзии (от санскритск. майя – иллюзия) развит в индуизме и разработан, Беркли осталось только перевести на понятный философский язык: «Мир есть то, что есть наши чувства и мышление». Короче мир есть то, что мы чувствуем и мыслим. Внешнего мира не существует, существует только наше сознание. Тем не менее, Беркли как эпигон был подобросовестнее: старался языческую мудрость и хитроватость поставить на службу Католической Церкви. 
Можно начать с того, почему Беркли не стал вторым Фомой Аквинским и официальная философия католичества - томизм (от имени Фома) – не перелицевалась в берклианство. Ведь такой простой способ доказательства Бога – чего проще?
Беркли старательно отделывал аргументы, и надо сказать, довольно изящные были ходы. Но он не победил и до сей поры остался экзотическим персонажем. Почему Шопенгауэр, пойдя его путём, добился большего, большей известности и популярности?  
Шопенгауэр решил упростить ситуацию. Он взял основу Беркли, которая умещается в формуле «Мир есть то, что есть Я», и выбросил оттуда Бога. Зачем маяться? Ну не у всех есть Бог в голове. Так и не надо искать. Найдите то, что есть. Не надо гнаться за тем, что требуется, нужно успокоиться на тем, что есть. И возникла эпигонская и упрощенная версия Шопенгауэра. Если у Беркли Я есть стремление через себя обнаружить Бога, то у Шопенгауэра Я есть полная самодостаточность. Что называется, почувствуйте разницу.   
На эпигонском солипсизме мы остановимся ниже, но настораживает сам факт несамостоятельности Шопенгауэра. Дело в том, что нежелание работать самому всегда подчеркивает некую душевную и интеллектуальную леность, которая приводит к тупикам. Но тонкость в том, что ленивец всегда будут упрощать изначальную концепцию. Он возьмёт из неё самое простое, самое примитивное и на этом будет делать свой продукт, уже изначально худшего качества.
Это значит идти вслед за эпигоном – это идти за вторичным, недопеченным, недоделанным, сдеградировавшим продуктом.   
Эпигонство – это не только знак интеллектуальной неполноценности, это еще и знак неадекватных амбиций. Казалось бы, не можешь – займись другим делом. Шей чепчики, например, - хорошее занятие для одинокого гордого человека: никто не нужен, никому не мешаешь. Ан нет, если я неполноценный и простоватый, докажу-ка я, что моя простоватость и примитив – важная штука, возведу-ка я его в принцип! И так рождаются вторичные, но претенциозные тексты типа шопенгауэровских, которые делаются по формуле: известный (желательно авторитетный) источник+скандальные тезисы. После чего Беркли, если бы прочитал Шопенгауэра, вернулся бы в жизнь, чтобы все свои тексты сжечь.   
Но если выбрать этот путь, что надо сразу понять? Первое, вы идёте вслед за вторичностью. Любая вторичность, чтобы накачать свой вес пользуется самыми гнусными способами придания себе статуса. Самый простой – скандал. То есть, если перед вами вторичность, то ждите скандал, если кто-то использует скандал – это вторичность. 
Разумеется, никто не против ни вторичности, ни третичности. В конце концов и третье место почетно. Надо насторожиться в другом: когда вторичность стремиться стать первичностью. Ну не можешь стать первым, будь классным вторым, в другом деле станешь первым, ничего страшного. А вот если явная вторичность лезет в первые, вот это должно насторожить. Вас ждет роль вечной вторичности. А именно ощущение вечной вторичности, вечной негенеративности убивает в человеке жизнь. Человек хотя бы в чем-то хотя бы в малом, хотя бы в крохотном, должен познать вкус первенства. Особенно это касается мужчин, поскольку женщине ощутить вкус первенства в некотором смысле проще: рождение новой, уникальной жизни - это и есть продолжение традиции первенства.   
А мужчинам надо, конечно, подумать, где стать первым.
Хотя ясно одно: не под сенью Шопенгауэра. 
Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция