главная



ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

Фальсификация истории Великой Отечественной войны как когнитивное оружие

Печать

Опубликовано 15.06.2016 12:29 , Автор: Елена Пономарева Категория: Пономарева Е. Г.

19 и 20 мая этого года в Софии по инициативе болгарской стороны, а конкретно Форума Болгария-Россия, Болгаро-российского информационного пула, Болгарского антифашистского союза, Болгарского евразийского научного центра, Союза болгарских ветеранов войн и Совета ветеранов Великой отечественной войны,  и при поддержке российского посольства в Болгарии и Фонда Горчакова состоялась  очень важная международная конференция. Ее важность определена как инициаторами мероприятия – болгарскими общественными организациями (в условиях, когда объединенная Европа нагнетает истерию вокруг нашей страны и разжигает настоящую русофобию, подобные встречи дорогого стоят), так и самой темой дискуссии. Конференция называлась «Историческая правда и ложь – 75 лет с начала Великой Отечественной войны». Интерес к встрече был огромный. Зал не смог вместить всех желающих, многие стояли в проходах. В перерывах не прекращались дискуссии. По итогам конференции была принята декларация  о недопустимости фальсификации истории Великой войны. Все это – свидетельство того, что в борьбе за нашу Победу и правду о ней мы не одиноки! 
Среди участников конференции были такие признанные ученые, как С. Анчев, Е. Гиндев, С.М. Назария, О.Г. Назаров, Д. Неделков, М. Минчев, А.И. Фурсов.  Хотела бы поделиться с читателями сайта «Академия консерватизма» своим докладом.
 
Фальсификация истории Великой Отечественной войны как когнитивное оружие
 
Бог не может изменить прошлое,
но историки могут.
Сэмюэл Батлер (1835-1902)
 
Прошедшее нужно знать не потому,
что оно прошло,
а потому, что оно не умело убрать
своих последствий.
Василий Ключевский (1841-1911)
 
 
Одной из принципиальных характеристик современного «цивилизованного» мира является особое, трепетно вычурное отношение к правам человека. Однако существует странная закономерность: чем больше с высоких и не очень трибун произносится заклинаний о необходимости соблюдения прав человека, о необходимости новых «крестовых походов» с целью их защиты, тем больше происходит самих нарушений. «Триумфальное шествие» демократии по миру привело к тому, что ежедневно и ежечасно нарушаются права человека на безопасность, свободу передвижения, право на жизнь. Но сейчас речь не о развязанных Западом и его союзниками конфликтах на Балканах и Кавказе, в Африке и на Ближнем Востоке, на Украине и в ряде других стран и регионов. Это тема другого разговора. Я же хочу обратить внимание на то, что не менее опасным и разрушительным по последствиям является систематически и целенаправленно нарушаемое право человека на достоверную информацию, на знание о прошлом, настоящем, а значит, и о будущем. Тысячу раз оказался прав Дж. Оруэлл: «кто контролирует (переписывает) прошлое, тот контролирует будущее; кто контролирует настоящее, тот всевластен над прошлым». Организованная коллективным западным «министерством правды»  фальсификация истории – «новая версия и есть прошлое, и никакого другого прошлого быть не могло»[i] – является в современных условиях не просто злостным нарушением права на достоверную информацию. Фальсификацию следует понимать, как когнитивное оружие, направленное на трансформацию мировосприятия индивидов и – главное – призванное «формировать очертания мира завтрашнего дня»[ii] в соответствии с целями и задачами фальсификаторов у тех, кто принимает и будет принимать политические решения.
Принципы изучения когнитивного, согласно которым мозг рассматривается как устройство обработки информации, были заложены еще во второй половине ХIХ в. в работах американского психолога У. Джеймса и немецкого физика, психолога и физиолога Г. фон Гельмгольца. Однако лишь в 1960-е годы на факультете прикладной психологии Кембриджского университета, возглавляемом Ф. Бартлеттом, удалось организовать проведение широкого спектра работ в области когнитивного моделирования. Хотя еще в 1943 г. ученик и последователь Бартлетта К. Крэйк в своей книге «Природа объяснения» привел весомые доводы в пользу научного изучения таких мыслительных процессов, как убеждение и постановка цели. Уже тогда Крэйк обозначил следующие три этапа деятельности субъекта, основанной на анализе когнитивного. Во-первых, действующий стимул должен быть преобразован во внутреннее представление. Во-вторых, с этим представлением должны быть выполнены манипуляции с помощью познавательных процессов для выработки новых внутренних представлений. В-третьих, они должны быть снова преобразованы в действия[iii].
Современные когнитивные технологии как усовершенствованные крэйковские установки – суть «технологические инновации» [iv] по трансформации свойств и качеств человека, его поведения за счет либо модификации психофизиологических параметров организма, либо включения индивида в гибридные (человеко-машинные) системы. Отдельное направление представляют когнитивные технологии, меняющие социальное поведение[v]. Подчеркну, что информационные и когнитивные технологии изначально развивались, взаимно дополняя друг друга, создавая задел для формирования нового – легко манипулируемого – человека.
Фактически сегодня активно внедряются новые технологии социальной инженерии, создающие неведомые ранее модели принятия решений, изменяющие когнитивный базис современного человека. А интернет, будучи планетарной информационной магистралью, является  инструментом борьбы за влияние на сознание людей, что конкретно выливается в политические и экономические решения[vi]. При помощи интернет-технологий происходит, словами А. Грамши, «молекулярная агрессия в культурное ядро»[vii] конкретного общества, разрушается основа национального и межнационального согласия, накаляется до предела ситуация внутри конкретной страны и вокруг нее.
Когнитивное оружие может быть использовано как внутри страны-мишени, так и против нее посредством создания информационно-психологического фронта.  Когнитивное оружие сродни главному средству боевого воздействия в кибервойнах – программному коду, «нарушающему работу, выво­дящему из строя, либо обеспечивающему перехват управле­ния различного рода материальными объектами и сетя­ми, оснащенными электронными системами управления»[viii]. Разница лишь в том, что программный код в кибервойнах касается материальных объектов, а когнитивное оружие нацелено на субъекта. Главная цель когнитивного оружия – не прямое физическое уничтожение противника, а внедрение в интеллектуальную среду как отдельной страны, так и мирового сообщества ложных научных теорий, парадигм, концепций, стратегий, влияющих на политическое развитие. 
Вторая мировая и Великая Отечественная войны занимают особое место в деяниях фальсификаторов истории. России как преемнице Советского Союза навязывают вину за развязывание Второй мировой войны, делая это отправной точкой предъявления ей политических, финансовых, территориальных претензий. Главной целью ревизии итогов Второй мировой и фальсификации истории Великой Отечественной войн становится пересмотр не только их важнейших геополитических итогов, но и морально нравственных оснований победы над фашизмом. На наших глазах происходит не просто реабилитация преступных идеологий, но и их институциональное возрождение и легализация. Наиболее уродливые формы эти процессы приобретают в прибалтийских странах и на Украине, где примененные когнитивные технологии дали конкретные политические и социальные результаты.
Фальсификации истории в целом и Великой Отечественной войны – явление многоуровневое. Выделю три основных:  фальсификация фактов предполагает  сознательное их искажение; фальсификация по умолчанию означает сознательное замалчивание, игнорирование и сокрытие фактов и фальсификация смыслов или концептуальная фальсификация, предполагающая создание заведомо ложной схемы и/или концепции, имеющей политико-идеологическую направленность и цели.
Начну с концептуального уровня. Здесь главным приемом фальсификаторов является постановка знака равенства между сталинским СССР и гитлеровской Германией, объединение их в общую категорию «тоталитарных режимов» и возложение на них равной ответственности за развязывание Второй мировой войны и соответственно пересмотр всех оценок Великой Отечественной. Здесь нельзя не сказать о научной несостоятельности самого термина «тоталитаризм», который с легкой руки Х. Арендт, К. Фридриха и Зб. Бжезинского уже более шести десятилетий служит инструментом грубой антисоветской и антирусской пропаганды. Искусственно выведенный лабораторным путем концепт «тоталитаризма» был превращен в когнитивное оружие информационной войны против СССР/России. 
Сегодня это сравнение несравнимого и отождествление неотождествляемого является частью политического мировоззрения Запада. Кстати, весьма показательно, что директор Иерусалимского  Центра Симона Визенталя Э. Зуроффа   принципиально против такого сравнения[ix]. По его мнению, активизация этого нарратива выгодна прежде всего бывшим коллаборационистам (сегодня все они называют себя «младоевропейцами»), которые используют аргумент о «двух тоталитаризмах», чтобы таким образом оправдать свою двурушническую роль в Холокосте и свое сотрудничество с нацистами. Именно по их инициативе  на европейском уровне произошла  формализация этой «концепции»:  25 января 2006 г. ПАСЕ приняла резолюцию о «необходимости международного осуждения преступлений тоталитарных коммунистических режимов» (Резолюция №1481). 3 июня 2008 года была принята Пражская декларация о европейской совести и коммунизме, а 2 апреля 2009 г. Европарламент утвердил Европейский день памяти жертв сталинизма и нацизма. 
Инициаторам и проводникам всей этой кампании хотелось бы напомнить, что 17 ноября 1939 г. в Филадельфии на научном симпозиуме, посвященном природе тоталитарного государства, замечательный американский исследователь К. Хейс объяснил, что тоталитаризм – это феномен рыночной экономики, феномен буржуазной цивилизации и за ее пределами он не существует. К тоталитарным режимам Хейс относил Италию Муссолини и гитлеровскую Германию[x]. Сталинский Советский Союз, по его убеждению, совершенно иной тип государства, где отсутствуют частная собственность и классы, где был построен системный антикапитализм –  социализм, где господствовала идеология геокультуры Просвещения в отличие от нацистской идеологии антипросвещения.
Однако «концептуальный вирус», выращенный в западных лабораториях, не просто отравил умы. Он повлиял на политическую практику, нашел свое выражение в призывах к России покаяться за «порабощение» европейских народов (включая сюда и русское Балтийское Поморье), в требованиях от Москвы денежных «компенсаций», в переписывании учебников истории.
Фальсификаторы, сознательно опуская тот факт, что СССР был объектом фашистской агрессии, уравнивают субъект агрессии и ее объект. При таком подходе происходит так же реабилитация Запада, который все 1930-е поощрял нацистов к действиям против СССР. Сегодня не многое изменилось – Запад снисходительно смотрит на то, как бывшие эсэсовцы и их последователи маршируют по улицам Риги, Таллина, Киева. Западные страны отказались голосовать за резолюцию, осуждающую прославление нацизма. И именно антирусская направленность нацизма встречает на Западе понимание. Так было в 1930-е годы, так это и сейчас. 
Теперь о фальсификации фактов. С легкой руки предателя Резуна, бежавшего из СССР в Англию и пишущего под псевдонимом Суворов, общественное мнение стали развращать тезисами о том, что Сталин якобы готовил нападение на Германию, но Гитлер упредил его. Эта изготовленная в Лондоне фальшивка не выдерживает ни малейшей критики. Прежде всего, посмотрим на цифры. Накануне войны на США приходилось 41,7% мирового военного потенциала, на Германию – 14,4%; на СССР – 14%; на Великобританию – 10,2%; на Францию – 4,2%; Италия и Япония имели по 2,5%; остальной мир – 10,5%[xi]. Затем вспомним, что еще в 1937 г. США заявили, а в апреле 1941 г. оформили решением Конгресса стратегическую установку, в соответствии с которой, в случае если Германия нападет на СССР, Америка будет помогать Советскому Союзу, а если СССР нападет на Германию или «позволит себя спровоцировать», то США будут помогать Германии[xii]. Теперь представим, что Сталин нападает на Германию. На стороне последней тут же окажутся США, не говоря уже об Италии и Японии. Выходит 61,1% против 14%. Кроме того, Великобритания и Франция в этой ситуации быстро замирились бы с Германией – итого 75,7% против 14%. И это при том, что расходы СССР на военные нужды в 1941 г. составляли до 43,4% общего бюджета страны[xiii], т.е. фактически все было подчинено вопросам безопасности. Сталин не был самоубийцей, и планировать нападение на Германию он не мог.
Не могу не вспомнить и слова Г. Трумэна в бытность его вице-президентом США. «Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, – сказал он, – нам следует помогать России. Если будет выигрывать Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга, хотя мне не хочется ни при каких условиях видеть Гитлера в победителях»[xiv].
Распространяя сегодня ложь о «равной ответственности СССР и Германии» за развязывание Второй мировой войны, западные (и, к сожалению, некоторые российские) историки любой ценой пытаются снять с Запада ответственность за политику «умиротворения» Гитлера, которая и привела к войне.
По-прежнему яростным атакам подвергается советско-германский договор о ненападении, именуемый на Западе «пактом Молотова – Риббентропа».  При этом забывают, что до заключения советско-германского договора Германия захватила в марте 1938 г. Австрию, а в сентябре того же года вступила в Мюнхенский сговор с западными демократиями. Гитлеру была отдана Судетская область Чехословакии. Польша 1 октября 1938 г. захватила входившую ранее в состав Чехословакии Тешинскую Силезию. Венгрия оккупировала юг Словакии. Своим поведением тогдашние правители Польши и Венгрии способствовали ликвидации Чехословакии, окончательный захват которой был осуществлен весной 1939 года. Тогда же был захвачен и литовский Мемель (Клайпедский край). 
Напомню также, что Великобритания и Франция еще в 1938 г. подписали с Германией договоры, аналогичные советско-германскому; были к этим договорам и секретные дополнительные протоколы. Подписали с Германией такие договоры и страны Балтии. Однако им это никто не ставит в вину. Стоило бы напомнить также, что все усилия СССР по созданию системы коллективной безопасности в Европе в 1930-х годах неизменно торпедировались западными правительствами. Были сорваны переговоры и в августе 1939 г., когда на них были присланы третьестепенные лица, не имевшие никаких полномочий на подписание документов.
Международное положение в конце 1930-х годов было исключительно сложным. На Востоке, в Монголии, советские и монгольские войска вели боевые действия с японцами на реке Халхин-Гол. На Западе вот-вот должна была начаться война Германии против Польши, не пожелавшей принять помощь от СССР. В случае ее оккупации и дальнейшего наступления германских войск на Советский Союз последнему пришлось бы вести войну на два фронта – в Европе и Азии. Советско-германский договор о ненападении устранил эту опасность и нет ни малейших причин считать его причиной начала Второй мировой войны. Не был такой причиной и секретный дополнительный протокол о разделении «сфер интересов» договаривающихся сторон. Главную задачу, которую ставила Москва, советско-германский договор выполнил – он отодвинул начало войны против СССР.
Фальсификаторам истории следовало бы знать и документы Нюрнбергского трибунала. В приговоре Трибунала от 1 октября 1946 г., в частности, говорилось: «22 июня 1941 г. без объявления войны Германия вторглась на советскую территорию в соответствии с заранее подготовленными планами. Доказательства, представленные Трибуналу, подтверждают, что Германия имела тщательно разработанные планы сокрушить СССР как политическую и военную силу, чтобы расчистить путь для экспансии Германии на Восток в соответствии с ее стремлениями… От имени подсудимых выдвигалось утверждение о том, что нападение на СССР было оправдано, потому что Советский Союз намеревался напасть на Германию и готовился к этому. Невозможно поверить, что эта точка зрения когда-либо являлась искренним убеждением. Планы экономической эксплуатации СССР, массового угона населения, убийства комиссаров и политических руководителей были частью тщательно разработанного плана, выполнение которого началось 22 июня без какого-либо предупреждения и без тени законного оправдания. Это была явная агрессия»[xv]. Под текстом приговора стоят подписи членов Международного трибунала и их заместителей: председательствующего Джефри Лоренса и Нормана Биркетта (от Великобритании),  Ионы Никитченко и Александра Волчкова (от СССР), Фрэнсиса Биддла и Джона Паркера (от США), Доннедье де Вабра и Робера Фалько (от Франции).
Таким образом, ставить СССР и гитлеровский Третий рейх на одну доску могут только нездоровые либо невежественные люди. 
И, наконец, о фальсификации по умолчанию. Когда говорят о жертвах войны, упоминают прежде всего евреев, цыган, в новой Европе все чаще упоминают гомосексуалистов, но, как правило, ничего не говорят о русских и вообще о славянах. Посмотрим статистику. Военные потери СССР, которые следует выделять из общих безвозвратных потерь, составляющих по современным данным 26,6 млн чел, историки оценивают в 11 млн 900 тыс. человек[xvi]. Боевые потери Германии составили 8 млн 876 тыс., а вместе с союзниками – 10 млн 344,5 тыс. человек[xvii]. Таким образом соотношение безвозвратных потерь военнослужащих Советского Союза и нацистского интернационала составляет 1:1,15. Однако данное соотношение в пользу фашистов объясняются не столько смертями на поле боя, сколько варварским отношением к советским военнопленным. Посмотрим на цифры. Пленные: советские – 4 млн 559 тыс.; немцы и коллаборанты – 3 486 206 человек[xviii]. И вот здесь важно подчеркнуть, что собственно представителей Третьего рейха в советском плену оказалось 2 млн 388 443, остальные – граждане стран, которые всеми силами сегодня стремятся замолчать свое участие в войне против СССР, скрыть, что и они были оккупантами. Приведу эти показательные данные.
Статистика НКВД-ГУПВИ по военнопленным
 в советских лагерях и тюрьмах[xix]
 

Национальность

Общие цифры

Количество генералов

Немцы

2 388 443

376

Венгры

513 766

49

Румыны

187 367

6

Австрийцы

156 681

12

Чехословаки

69 977

2

Поляки

60 272

5

Итальянцы

48 957

3

Французы

23 136

--

Хорваты

21 830

2

 
 
 Далее в таблице идут голландцы, финны, бельгийцы, датчане, испанцы и остальные представители Евросоюза. И сегодня уже не важно – в отдельных формированиях, в армейских или эсесовских частях – служили все эти  европейцы, насильно они были призваны или пошли добровольцами на Восточный фронт. Важно, что все они встали под знамена нацизма и  фашизма и пришли грабить и убивать. В целях усиления вермахта после покорения Европы были мобилизованы свыше 1 млн 800 тыс. человек. Из них было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, несколько отдельных полков, легионов н батальонов. При этом ввойсках СС было 26 добровольческих дивизий, в которых служили албанцы, голландцы, датчане, венгры, бельгийцы, французы, латыши литовцы, эстонцы, украинцы и др. Все эти соединения входили в состав вермахта, и их потери учитывались, но историки все еще сомневаются в их точности[xx]. Очевидно, что фальсификацией по умолчанию является сокрытие того факта, что с первых дней Великой Отечественной Германия имела в составе своих войск десятки дивизий своих союзников, а СССР все 1418 дней противостоял им в одиночку.  И не удивительно, что военные потери самих немецких войск за весь период войны составляют 85,5 % командного состава, а 14,2 % (1 млн 468,2 тыс.) – хоть и не вполне точные, но потери союзников.  Потери же СССР – 99,3 %, на союзников приходится – 0,7 %.
Современная Европа и в особенности ее отдельные наиболее агрессивные «младоевропейцы» боятся, что правду о той великой войне узнают их внуки. Образ захватчика-итальянца (хотя итальянцы составляли не самую большую часть фашистов) прекрасно выведен в стихах советского поэта-фронтовика М. Светлова, но относятся эти строки ко всем, посягнувшим на  русские земли:
Молодой уроженец Неаполя!
Что в России оставил ты на поле?
Почему ты не мог быть счастливым
Над родным знаменитым заливом?
……………………………………..
Разве среднего Дона излучина
Иностранным ученым изучена?
Нашу землю – Россию, Расею –
Разве ты запахал и засеял?
 
Нет! Тебя привезли в эшелоне
Для захвата далеких колоний,
Чтобы крест из ларца из фамильного
Вырастал до размеров могильного…
 
Я не дам свою родину вывезти
За простор чужеземных морей!
Я стреляю – и не справедливости
Справедливее пули моей!.. (1943)
 
Что же касается потерь среди военнопленных, то они – суровые и молчаливые судьи истинного отношения т. н. «цивилизованной» Европы и «варварской», как любят называть мою Родину многие западники, России к людям. Количество советских военнопленных, погибших и умерших в лагерях из-за нечеловеческих условий содержания и питания, из-за бесчеловечного и жестокого обращения превышает общее число немецких военнопленных – 2 млн 722,4 тыс. человек. Эта цифра в пять с лишним раз выше количества военнослужащих, умерших в советском плену – 579,9 тыс.   человек[xxi]. Оправдания такому отношению нет, но есть объяснение. Советские военнопленные уничтожались сознательно и целенаправленно! Ибо война против Советского Союза в понимании ее идеологов и исполнителей была войной на физическое уничтожение советских людей, львиную долю которых составляли русские. Именно о таком подходе говорят и потери среди мирного населения.
Итак, цифры. Потери мирного советского населения составили 14 млн 700 тыс. человек. В это число входят умершие от ран и болезней военнослужащие, умершие от голода, погибшие во время бомбежек, артобстрелов и карательных акций мирные граждане, замученные в концентрационных лагерях, а также угнанные на работы в Германию и другие страны и  не вернувшиеся домой. Из почти 15 млн человек 7 млн 420 390 были истреблены немцами, 4 млн 100 тыс. погибли от жестоких условий оккупации, 2 млн 164 313 погибло на принудительных работах в Германии[xxii].
За этими цифрами стоит человеконенавистническая философия и звериная жестокость. Вспомним лишь знаменитую Памятку немецкого солдата, ставшую одним из документов обвинения на Нюрнбергском трибунале. Приведу лишь небольшие цитаты: «Помни и выполняй! 1)…нет нервов, сердца, жалости – ты сделан из немецкого железа…2) уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик…3)… мы поставим на колени весь мир…Германец – абсолютный хозяин мира. Ты будешь решать судьбы Англии, России, Америки…уничтожай все живое, сопротивляющееся на твоем пути…Завтра перед тобой на коленях будет стоять весь мир»[xxiii].  И ослепленные такой ненавистью фашисты уничтожали «все сопротивляющееся». Таким образом, Гитлер и его последователи впервые  за всю историю нашей страны открыто поставили цель физического уничтожения русских.
Советское руководство – напротив – никогда, даже в самые трудные месяцы войны, не ставило перед своей армией такого рода задачи. Можно говорить лишь о единичных (особенно по сравнению с действиями нацистского интернационала) нарушениях правил ведения войны.  Причем «все эти явления были стихийными, а не продуманными, идеологически обоснованными и организованными  и со всей строгостью пресекались советским армейским командованием»[xxiv]. Именно поэтому потери среди гражданского населения Германии в разы меньше, чем у СССР и  оцениваются приблизительно в два млн человек. Важно помнить, что  примерно 500 тыс. из этого числа – это погибшие в результате стратегических бомбардировок союзной авиации, а 300 тыс. граждан Германии (антифашисты, евреи и цыгане), погибшие в концлагерях или казненные нацистами[xxv].
Западные историки и политики сознательно замалчивают тот факт, что не Советский Союз, а сегодняшние кураторы Евросоюза – американцы и англичане – уничтожали, причем сознательно, гражданское население Германии. Делали они это в соответствии с программой, разработанной К. Левиным и фон Нейманом, с единственной целью – нанести максимальный урон немцам в психологических и демографических целях. Стоит также сравнить отношение к Германии и немцам советского руководства и, например, британского.
Вот что писал У. Черчилль: «… эта война ведется не против национал-социализма, но против силы германского народа, которая должна быть сокрушена раз и навсегда, независимо от того, в чьих руках она находится: в руках Гитлера или в руках священника-иезуита». Напомню и более откровенные слова британского премьера: «Мы воюем не с Гитлером, – говорит Черчилль, – а с немецким духом, духом Шиллера, чтобы этот дух не возродился»[xxvi]. А вот слова Сталина в самый разгар войны – в феврале 1941 годы: «…было бы смешно отождествлять клику Гитлера с германским народом, с германским государством. Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остается»[xxvii]. Как говорится, почувствуйте разницу.
В европейских и американских учебниках не стесняясь пишут, что решающую роль в разгроме нацистской Германии и милитаристской Японии сыграли победы англо-американских войск в таких операциях, как «Маркет Гарден» в Голландии, высадка в Нормандии 6 июня 1944 года и битва за атолл Мидуэй на Тихоокеанском театре военных действий. При этом Сталинградская битва, которая послужила началом коренному перелому в ходе всей Второй мировой войны, битва на Курской дуге, победа в которой   дала Советскому Союзу стратегическое превосходство на всех фронтах, операция «Багратион», в ходе которой Красная Армия окончательно очистила  советскую землю от неприятеля и начала освобождение Европы от нацизма, описываются как бои местного значения, если вообще описываются.
Фальсификации по умолчанию – чудовищная вещь. Например, более 30 % японских школьников считают, что атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки сбросили советские, а не американские самолеты. Значительная часть молодых европейцев уверена в том, что Гитлера победили США, а сейчас можно встретить даже утверждение о том, что Европу освободила… Украина. Фальсификации деформировали сознание не только молодежи, но и тех, кто несут ответственность за принятие политических решений. И это крайне опасно. 
Монтень был прав: «В противоположность истине ложь обладает сотней тысяч обличий и не имеет пределов». Увы: сегодня ложь «в сотне тысяч обличий» стала не только интегральной частью политического мировоззрения Запада, но мощным когнитивным оружием. Единственным способом противодействия ему является только историческая правда и прежде всего правда о Великой Отечественной войне.
 

[i] Оруэлл Дж.  1984. М.: АСТ, 2004. С. 190.

[ii] Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. М.: Межд. отн., 1998. С. 5.

[iii] Craik K.J.W. The Nature of Explanation. Cambridge: Camb. Univ. Press, 1967. 136 p.

[iv] Пономарева Е.Г., Никифорова А.Э. Инновации как научная и политическая проблема // Свободная мысль. – 2011. – № 1. – С. 36.

[v] Пономарева Е.Г., Рудов Г.А. «Принцип домино»: мировая политика на рубеже веков. М.: Канон+, 2016. С. 159.

[vi] Пономарева Е.Г., Рябинин Е.В. «Цветные революции» в контексте стратегии «управляемого хаоса» // Обозреватель. –  2015. – № 12. – С. 42.

[vii] Грамши А. Тюремные тетради (избранное). URL: http://royallib.com/book/gramshi_antonio/tyuremnie_tetradi_izbrannoe.html

[viii] Ларина Е.С., Овчинский В.С. Кибервойны ХХI века. О чем умолчал Эдвард Сноуден. М.: Книжный мир, 2014. С. 20.

[ix] Э. Зурофф: «Они помогали убивать». URL: http://lenta.ru/articles/2015/05/29/zuroff/; Comunisti e nazisti uguali? Significa dimenticare la Shoah. URL: http://www.ilgiornale.it/news/mondo/comunisti-e-nazisti-uguali-significa-dimenticare-shoah-1114919.html

[x] Hayes C.J.H. The Novelty of Totalitarianism in the History of Western Civilization // Proceedings of the American Philosophical Society. 1940.  Vol. 82. №. 1 (Symposium on the Totalitarian State).  Р. 91-102.

[xi] Kennedy P. The Rise and the Fall of the Great Powers: Economic Change and Military Conflict from 1500 to 2000.  Vintage, 1989. P. 430.

[xii] Фурсов А.И. Без договоренностей с Великобританией Гитлер никогда бы не нанес удар по СССР. URL: http://izborsk-club.ru/content/articles/6399/

[xiii] Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. М.: Вече, 2010. С. 22.

[xiv] New York Times. 1941.  24 April.

[xv] Приговор Международного военного трибунала от 1 октября 1946 г. // Нюрнбергский процесс: Сб. материалов. В 8 т.  Т. 8.  М.: Юрид. лит., 1999. С. 601.

[xvi] Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. – М.: Вече, 2010. С. 43.

[xvii] Великая Отечественная без грифа секретности…С. 376.

[xviii] Великая Отечественная без грифа секретности... С. 373; РГВА, ЦХИДК. Ф.1 п, оп. 32-6, д. 2, л. 8-9.

[xix] Карнер С. Архипелаг ГУПВИ. Военный плен и интернирование в СССР 1941-1956. Вена-Мюнхен, 1995. Цит. по Куняев С.Ю. Шляхта и мы. М.: Алгоритм, 2014. С. 188.

[xx] Ильинский И.М. Великая Отечественная: правда и факты против мифов. М.: МосГУ, 2014.  С. 61.

[xxi] Великая Отечественная без грифа секретности... С. 373. По данным РГВА, потери среди военнопленных вермахта были еще ниже – 518 520 чел. или 14,9 % от общей численности. Остальные – 85,1 % – были освобождены и репатриированы (ЦХИДК. Ф.1 п, оп. 32-6, д. 2, л. 8-9).

[xxii] Россия и СССР в войнах ХХ века. Книга потерь. М.: Вече, 2010. С. 224;  Великая Отечественная война 1941-1945. В 12 т.. Т. 12. М.: Кучково поле, 2015. С. 24. URL: http://encyclopedia.mil.ru/files/morf/VoV_Vol12_Itogi_voini.pdf

[xxiii] Война и общество в ХХ веке. Кн. 3. М.: Наука, 2008. С. 514.

[xxiv] Ильинский И.М. Великая Отечественная: правда и факты против мифов…С. 60.

[xxv] Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы. М.: Соцэкгиз, 1960. С. 205; Итоги Второй мировой войны. М.: Издат. иностран. лит-ры, 1957. С. 598.

[xxvi] Цит. по Фурсов А.И.  Тайны Второй мировой // Завтра. 25 октября 2012.

[xxvii] Приказ Народного Комиссара Обороны СССР № 55  от 25 февраля 1942 г.  URL: http://petroleks.ru/stalin/15-64.php

Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция