главная



ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

ЛЕПЕХИНУ ВЛАДИМИРУ: РАЗВИТИЕ С ВЫСОКОГО СТАРТА

Печать

Опубликовано 06.01.2023 10:06 , Автор: Вадим Татур Категория: КОНСЕРВАТИВНАЯ ПАРТИЯ проектный портфель

Мы - за глубокое понимание явления.

В целом я, практически, во всем согласен с Владимиром Лепехиным. Замечу лишь, что консерватизм для нашей власти — это более риторика, а не идеология, причем, у нее это даже не консерватизм, а охранительство, о чем и говорит Владимир Лепехин. Сведение же идеологии консерватизма к охранительству может привести к либертарианской революции, поскольку такая идеология, корни абсолютизации охранительства, — это западный взгляд на человека и общество, хотя и попытка взглянуть на общество, как целое. К русскому, и тем более к ноосферному, консерватизму это не имеет никакого отношения.
Жаль, что Владимир Лепехин не прочитал статью «Ноосферный консерватизм», поэтому даже не знаю, как можно дискутировать. Внеси развитие в природный смысл консерватизма, и все. Только внеси определяющее дополнение, поскольку не всякий политический консерватизм содержит развитие, как основную идею.
А она вот в чем.
Самая консервативная среда — среда обитания живых существ, ее гомеостаз на протяжении миллионов лет есть основа жизни. Одним из создателей этой среды является живое вещество, частью которого является человечество. Это живое вещество изменяется, продолжая выполнять свои функции в гомеостазе биосфера. Поэтому такая среда, сохраняя свой гомеостаз, стабильность определенных параметров, предполагает изменчивость своих создателей, как неотъемлемое свойство. Эти изменения позволяют эволюционировать, т.е. изменяться, и всей биосфере, и видам, живущим в ней. Таким образом изменчивость является частью консерватизма среды. Просто среда так устроена. И Биосфера, как целое, так функционирует. Можно, конечно, этого не замечать, но тогда слепец — не ученый и не аналитик.
Далее. У человечества, как части живого вещества, есть своя функция, которая приобретает в 20 век общепланетарный масштаб. Эта функция предполагает изменчивость и технологий, и структуры общества для наиболее полного ее выполнения. Все человечество движется по этому пути десятки тысяч лет. Поэтому изменчивость человечества есть лишь отражение реализации этой функции во всей Биосфере. Поскольку эта функция связана с устойчивостью среды, сохранением определенных ее свойств, то она — консервативна по отношению к целому, Биосфере, а, следовательно, изменчивость человечества с точки зрения Биосферы — консервативно, т.е. оно должно быть, чтобы развивалась Биосфера. Нужно начинать оценивать идеи не с точки зрения того, как человечество воспринимает себя для себя, а с точки зрения того, что есть человечество в Биосфере и Космосе. Западная философия и социология — это традиция антропоцентризма человечества и эгоцентризма человека, которые себя идеологически изжили уже к середине 20-ого века. Нужно научиться мыслить Целым, частью которого является человечество.
Что касается развития в политическом контексте. Возникает вопрос: развитие – с нуля или высокого старта? Мы утверждаем, что сохраненное – даёт высокий старт.
Классик политического консерватизма Эдмунд Бёрк подчеркивал, что его идеи – это как раз про развитие. Бёрк предполагал развитие на основании сохраненного, а не с нуля и не с пустого места – как после революционного пепелища. Он был яростный контрреволюционер, который говорил, что стоит ли крушить накопленное, чтобы потом начинать с нуля?
Бёрк писал: «Идея наследия обеспечивает неоспоримый принцип сохранения, как и неоспоримый принцип передачи, совсем не исключая принципа совершенствования… совершенствуясь, мы никогда полностью не обновляемся; а в том, что оставляем, мы никогда полностью не сохраняем устаревшее».
Я писал в своей статье: «Реальный консерватор не против изменений и преобразований. Он не реакционер, зовущий назад, в прошлое, к возвращению отживших порядков и идеалов. Он не охранитель, стремящийся к максимальному сохранению существующего состояния общества, противник любых реформ и перемен. Консерватор не исключает возможности изменения того, что созрело для изменений, но максимально осторожно с упором на традиции и ценности общества и с пониманием того, что человек несовершенен. Консерватор следует принципу: «одной рукой изменять то, что должно, другой сохранять то, что можно». Можно сказать, что идея консерватизма – это идея изменчивости живого. Трудно предположить, чтобы выжил бы организм, в котором одномоментно поменялись бы все принципы его организации».
То, что критикует Владимир Лепехин, — это охранительство. В принципе неплохое слово приобрело сегодня негативный оттенок. Но охранительство, лишь момент консерватизма. Охранительство абсолютизируется, когда в угоду либо своим интересам, либо интересам групп, забывают о развитии и изменении. И эта абсолютизация чужда консерватизму. Тем более ноосферному. Такое охранительство от представителей власти означает сохранение их во власти, структуры и характера этой власти, а не такого целого, как государство – развивающегося социально-технологически организованного природного пространства бытия народа.
А бюрократия мимикрирует всегда. Это проистекает из ее экономической основы — обособленной собственности (сейчас это государственная). Эта собственность, о которой писал Энгельс, имеет двойственный характер: бюрократ ею распоряжается, но не владеет. Но он распоряжается ею только тогда, когда находится на должности, во власти. Бюрократ не может передать по наследству эту собственность, но может передать должность. Обособленная собственность ни его и никого в отдельности. Она как бы всех. Поэтому он как бы подстраивается под мнение «всех». Отсюда риторика консерватизма, поскольку интересы бюрократии в удержании власти и консервативные устремления общества на этом этапе совпали.
 То, что какая-то группа, пусть даже во власти, использует риторику консерватизма, превращая его в охранительство, не отменяет того, что реальный консерватизм не просто против развития, а включает его в свой принцип, тем более это относится к русскому и ноосферному консерватизму. Отличие русского консерватизма от ноосферного в том, что в 20 веке была выявлена реальная природная функция человека и человечества в Биосфере. Из ощущения целого в 19 веке мы, благодаря В.И. Вернадскому, пришли к реальности целого, как Биосферы, частью которой является развивающееся человечество. Это - коренная идеологическая ломка, поскольку предполагает смену не только политической и государственной, но и научной парадигм. И эта коренная идеологическая ломка будет происходить под знаком такого консерватизма, который включит в себя идеи научного прогресса, социального развития, справедливости, творчества, но с сохранением всего того, что составляет суть человеческих отношений: отец, мать, семья, товарищи, друзья, душа, Бог.
Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция