главная

ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ - НАВСЕ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

ВОССОЕДИНИТЬСЯ С КОРНЯМИ

Печать

Опубликовано 01.10.2019 15:25 , Автор: А.В. Болдырев Категория: GERAS FILM мемориальная киностудия им. Герасимова

Дерево – явление для нас обыденное. Растет, разбрасывает ветви, тянется к солнцу и приносит плоды. Все видят ствол, крону. Прячутся от солнца в тени зеленой листвы. С удовольствием едят груши и яблоки. А вот корни не видны, скрыты под землей. А ведь именно они питают дерево водой и минералами. Именно они держат дерево, не дают ему упасть под порывами ветра и собственной тяжестью. Они не менее важная часть дерева, чем листья, ветви, кора, хоть и скрыты под землей. Но и крона питает корни энергией, строительным материалом для роста. Дерево без корней – всего лишь груда мертвой древесины, чей удел – топка или гниение. Оно не будет расти и плодоносить. А корни без кроны – всего лишь медленно гниющий пень, негодный даже на дрова.
 
Человек – не дерево. Но и у него есть свои корни и крона. И проблема в том, что зачастую так случается, что заключены они не в одном человеке. И чтобы найти свои корни или свою крону нужно проделать не малый путь. Интересно путь обретения корней и кроны поставлена в фильме Сергей Герасимова «Журналист».
 
Внешне у Юрия Алябьева все нормально, даже хорошо. Журналист–международник. Окончил институт международных отношений. Набрался практического опыта в отделе писем. Переводится в иностранный отдел, как положено в соответствии с его образованием.
Здесь мы сделаем отступление и напомним, что такое журналист-международник в советские времена. Это сейчас выезд за границу не представляет никакой сложности. Даже люди со средним достатком могут себе это позволить и даже несколько раз в год. А в 1960-70-е, те, кто побывал даже в Болгарии, уже выделялись из общей массы и служили объектом зависти друзей и знакомых. Те же, кто выезжал в капиталистические страны, более того, делал это регулярно, были в принципе другим классом. Так что карьера у Юрия выстраивается завидная.
Но хорошо сейчас – не значит хорошо всегда. И вот здесь становится понятно, зачем в картину введен персонаж Василия Шукшина – Евгений Сергеевич. Спивающийся журналист. Он уже не стесняется появляться «под шофе» на работе. Несет откровенную чушь, обвиняя всех и вся. А ведь его путь – один из возможных путей Юрия, если не будет обретен внутренний стержень.
Подружка Нина, проживает в одной из «высоток», явно принадлежит к «золотой молодежи». В то время, как Юрий к «золотой молодежи» не принадлежит, судя по тому, что живет в скромной квартире с мамой, (отец, похоже, как у многих его ровесников, погиб на Войне). Отношения Нины с Юрием, как принято говорить, «ни о чем». Вроде есть, а вроде и нет. Пришел Юрий – нормально, не пришел бы – тоже не плохо.
И тут случается командировка в Горнозаводск, из серии «редакция реагирует на письма трудящихся». И там приходится погрузиться в реальную жизнь. Научиться различать порядочность и подлость, научиться видеть истинную человеческую чистоту. Встретить ту единственную, которую защитит от грязи и с которой свяжет жизнь – обретет свои корни.
И вот здесь становится понятным, почему автор ввел в фильм концерт художественной самодеятельности. Художественная самодеятельность, с точки зрения техники исполнения, не высший класс, скорее наоборот. Но по искренности, жизненности, ей нет равных. Там нет проходных концертов. Самодеятельные актеры не позволяют себе халтурить, «отрабатывать номер», работать под «фанеру», выходить на сцену в нерабочем состоянии[1]. Для них каждый выход на сцену перед глазами друзей и соседей – премьера. Жест невпопад или фальшивую ноту – простят, не заметят. А халтуру, пренебрежение – нет. И долго будут поминать «в глаза», а еще больше «за глаза». Так и Шура Окаёмова показывает себя где-то не очень образованной, не знающей светских манер, но исключительно чистой и порядочной внутренне.
 
«Ах Париж – Париж…» Анни Жирардо, Мирей Матье[2][3] – в 1960-70-е это были символы Франции и европейской культуры. Для советских граждан они были чем-то запредельным. Однако в фильме Мирей Матье – просто начинающая певица, еще только обретающая свою популярность. Анни Жирардо – да, популярная актриса, да, мастер сцены и экрана, но всё-таки обычный, в общем человек, с которой наши журналисты (в исполнении Сергея Герасимова и Тамары Макаровой) говорят примерно на те же темы, что и жители Горноуральска, демонстрируя при этом никак не меньшую меру понимания мира и жизни.
Режиссеру удалось показать Западный мир (в фильме присутствуют не только французские звезды кино и эстрады, но и американский журналист, парижанка русского происхождения) как мир другой, не сорвавшись ни в огульное «обличение», ни в либеральное преклонение. Мы видим, в общем, обычных людей, но с другим мировоззрением, другими корнями. И разобраться в этом мире, сохранить себя, не имея своих корней крайне сложно. Но у Юрия эти корни есть и набившийся к нему в друзья американец Сид Бартон на уровне рефлексов это чувствует. Не случайно он прямо заявляет, когда тот показывает ему фотографию Нины: «Это не твоя женщина». Ну не может «золотая девица» дать Юрию почвенное, корневое понимание жизни. То понимание, которое дает человеку спокойную уверенность в своей Родине и своем выбранном пути.
 
Положительные эмоции у нас, уральцев, вызывает выбор места съемок «корневой» части фильма. Для жителей Миасса Челябинской области не составит труда узнать панораму Автозавода с недостроенным еще зданием педучилища. Совершенно не изменилась плотина в Старой Части. Узнаваема панорама самой Старой Части, где проживали жалобщица Аникина и Шура Окаёмова. Легко узнаются здания пожарной части на Предзаводской площади и Главный конвейер. Из окон «редакции «Горноуральского Рабочего» виден будущий бульвар Мира. Да, универмаг «Миасс» еще только будет построен, домов, что к югу от будущего бульвара еще нет, однако легко узнается силуэт Ильментау. Легко узнаются здания по Гвардейской, Образцова, Ферсмана в которых размещались общежития, отдел кадров Автозавода, другие учреждения и в одном из которых снимали общежитие Шуры. Лично для меня было приятно увидеть бульвар на проспекте Автозаводцев, который для меня был одним из ярких связанных с Миассом впечатлений детства. Понятно, что пуск троллейбуса[4] потребовал расширения проезжей части, но вместе с бульваром ушло что-то душевное, что делало Миасс – Миассом.
 
Многие, посмотрев фильм, усомнятся в реальности финала. Ну что может быть общего у столичного журналиста-международника с формовщицей из Горноуральска-Миасса? Поверхностное суждение даст этому браку максимум полгода. Дальше – развод, уход Шуры на завод в Москве или в каком-то другом городе. А Юрий вернется к своим столичным подругам[5]. Однако понимая, как строятся отношения Александры и Юрия, что они значат друг для друга, понимая принцип корни-крона, у нас есть все основания предполагать иное развитие сюжета.
Нет, в Горноуральске они не останутся. У Юрия отлично складывается карьера. В Горноуральске ему будет тесно. Да и не захочет он, хоть и невольно, теснить Александра Реутова, с которым успел подружиться. Шуре тоже не захочется оставаться в городе. Слишком глубок шрам, оставленный «общественностью» и «добровольными борцами за нравственность». Уедут в Москву. Звездой Александра не станет, да и не захочет. Однако любя, стремясь поддержать мужа, будет за ним тянуться, выучится, станет верным другом и помощницей. И Юрий будет её тянуть за собой. Будет обсуждать с ней свои дела, сверять свои суждения с её корневым, почвенным пониманием жизни. Они будут как корни и крона. И каждый год приезжать на Урал, чтобы постоять на Крутиках, глядя как отражаются в «младшем брате Байкала» солнце и облака, чтобы взглянуть с высоты Ильментау на «Город в Золотой Долине». Чтобы пройти по проспекту Автозаводцев когда народ идет со смены - почувствовать себя частью общего созидания. А в выходные вместе с Сашей Реутовым уйти на рыбалку и под уху и стопку слушать местные новости, рассуждения о жизни: вновь и вновь напитываясь корневым, почвенным пониманием Жизни.

[1] Как это сделал недавно Дима Билан.

[2] Присутствие в фильме реальных звезд французского кино и эстрады – знак положения, которое занимал С.А. Герасимов в советском киномире. Многим ли, даже маститым режиссерам доверяли снимать иностранцев? А съемки за рубежом – это вообще что-то запредельное. Но Герасимову всё это позволили и доверили. Значит, его влияние, степень доверия власти к нему были более чем значительными, хоть особенно и не выпячивалось.

[3] Обширное интервью с Анни Жирардо – явно дань политической конъюнктуре. В конце 1960-х СССР активно сотрудничал с Францией. Мы были союзниками во многих международных вопросах, несмотря на разницу в политическом устройстве.

[4] Кстати, Миасс – единственный на территории бывшего СССР город – не областной центр, где ходят троллейбусы.

[5] Здесь, известную негативную роль сыграл созданный позднее Юрием Васильевым образ бросившего возлюбленную Рудольфа-Родиона Рачкова в фильме «Москва слезам не верит». Эмоционально, этот мастерски созданный актером персонаж подталкивает нас к негативному восприятию и Юрия Алябьева. К слову, сам Юрий Васильев всю жизнь прожил в браке с актрисой Ниной Корниенко и, по отзывам друзей и знакомых, в жизни отличался крайней порядочностью.

Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


МонархияТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛДипломатияИнтеллигенция