КОНСЕРВАТИВНЫЙ
ИНТЕРНАЦИОНАЛ

СОЗДАВАЙ И КОНКУРИРУЙ



главная

ИСТОРИЯ - НАВСЕГДА

ПЕРВЫЕ ГОРЧАКОВ...

Рейтинг@Mail.ru
научные публикации

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНСЕРВАТИВНАЯ ПАРТИЯ
ДЛЯ ПОБЕДЫ
КОНСИНТЕРНА


СКЕПТИЧЕСКАЯ ШКОЛА. ПИРРОН И ЭМПИРИК

Печать

Опубликовано 13.03.2016 19:31 , Автор: Томин Категория: Секция фальсификационизма Поппера

1.
Эмпирик написал «Три книги пирроновых положений», подчеркнувшего свою вторичность по отношению к Пиррону. Однако в истории остался именно он, воссоздав древнюю школу во всей полноте. Это произошло неслучайно. У нас нет сомнения, что заказчиком выступили те, кто вводил в оборот отказ от мышления в пользу веры. Им нужно было доказать непознаваемость мира и тезис: все, что выходит из мышления, ложно или обманчиво. Знания нет. 
Веским доказательством этого может выступить современность, современная культовая пропаганда, которая использует именно скептические технологи для парализации конкурирующего мышления. Выгодность такой позиции в том, что критика мышления исходит как бы из самого мышления, из среды философов, а не теологов.  
ЛЕММА. Кто сохраняет учение, тот им и пользуется.
Подтверждает нашу версию биография со многими неизвестными, как известно, то, что неизвестно либо скрывалось, либо было мало важно. В силу того, что труд Эмпирика никак нельзя представить мало важным в силу масштаба обобщений и выводов, в силу того, что все умы были замечены и отмечены, такой разлёт делает Эмпирика почти мифологической величиной, не исключено, что подставной. Ведь не случайно в истории остаются только клички! А Секст Эмпирик – сплошная кличка. Если кличка-прозвище Платон имеют своё имя Аристокл, то оба имени Секста Эмпирика (по-русски, Шестой Врач). А если неясно до сих пор, кем он был греком или римлянином, то можно допустить, что он не был ни тем, ни другим. 
Цитата Лосева: «…он был учеником Геродота, одного из позднейших последователей Энесидема. Но кто такой этот Геродот — неизвестно. Секст Эмпирик упоминает о некоем Меподоте. Но когда точно жил этот Менодот, мы тоже не знаем. Мы только знаем, что он был учителем учителя Секста Эмпирика, именно Геродота. Где-то около этого времени был и некий Фаворин, но о нем тоже ничего не известно. О других хронологически близких к Сексту Эмпирику фигурах говорит Эд. Целлер. По-видимому, не будет ошибкой, если мы отнесем деятельность Секста Эмпирика или к последней четверти II в. н. э., или вообще ко всей второй половине второго столетия и, может быть, даже с заходом в третье столетие.
Место его рождения тоже неизвестно. Кое-кто из историков философии упоминает те места из Секста Эмпирика, где он в качестве примера для какого-нибудь географического соображения приводит Александрию. При строгом подходе к источникам подобного рода данные совершенно ничего не дают. Несколько больше дают тексты из Секста Эмпирика, где он говорит «у нас», предполагая свое отличие от других городов или государств. Может быть, еще больше говорит его противопоставление греков и варваров. У нас нет никаких оснований считать Секста Эмпирика негреком. Не забудем, что ведь все это время было временем господства Всемирной римской империи, когда многие государства, а в том числе Греция и Рим, не имели достаточно четких границ. Поэтому многие греки носили римские имена, а многие римляне носили имена греческие. То, что слово sextus («шестой») принадлежало латинскому языку, — это нисколько не делает в наших глазах Секста Эмпирика римлянином. Кроме того, сочинения его писались на греческом языке.
Относительно слова «Эмпирик» необходимо учитывать то, что позднейшие врачи, как, впрочем, и более древние, весьма не любили философии разума и различных априорных суждении, а базировались только па эмпирическом наблюдении. Поэтому в данное позднее время слова «врач» и «эмпирик» смешались в своем значении и врачей часто просто называли «эмпириками», а эмпириков «врачами». (Лосев, в кн. Секс Эмпирик, сочинения в двух томах, т. 1, М. 1976 г.с. 39) 
И такая биография со всеми неизвестными тем более будет странной, если сам Лосев заявляет, насколько скептицизм был развит в античном мире. И оставить без внимания самую крупную фигуру направления было странно вдвойне.
Цитата. «Прежде чем квалифицировать с точки зрения скептицизма приведенные у Диогена Лаэрция учения, прибавим, что в этом расширенном толковании скептицизма Диоген Лаэрций был вовсе не один. Цицерон, например, причисляет к этим скептикам Эмпедокла, Анаксагора, Демокрита, Парменида, Ксенофана, Платона и Сократа, где кроме этих философов упоминается еще ученик Демокрита Метродор Хиосский).
Таким образом, в античной литературе имеется достаточно сведений о том, что скептицизм у греков очень древнего происхождения, начиная прямо с Гомера, и что большинство древних философов-космологов отнюдь не чуждо очень глубоких элементов скептического настроения. Античная философия представляется в настоящее время явлением часто весьма беспокойным, весьма напряженным, часто чрезвычайно чувствительным и даже нервозным. Огромную роль в создании самого типа античной философии сыграли софисты и Сократ, которые выставили на первый план духовное искательство человека, постоянное стремление его все к новому и новому и дали образцы такого отношения к человеческим словам и к разговору, которое никогда не оставляло человека в покое, всегда заставляло говорить, спорить, ораторствовать, так что и сама диалектика получила своё название от греческого глагола «разговаривать».
Отсюда не удивительно, что, за исключением одной речи, все произведения Платона представляют собой изображение сплошных споров, несогласий, безвыходных противоречий и самый-то жанр диалога был выбран Платоном как результат драматического понимания им самого процесса мысли, когда о законченной системе не могло быть и речи, а все разговоры были направлены только на вечное искательство, сомнение, недоверие очевиднейшему и страстную влюбленность в споры, в риторику, в ораторство, в тончайшую диалектику. Такой античная философия, после софистов и Сократа, и осталась на все времена, в силу чего даже и досократовская мысль предстает теперь перед нами как тоже довольно хаотическое искательство и как прежде всего сомнение в очевиднейшем и нежелание опираться на неподвижные абсолюты. (А.Ф.Лосев в кн. Секс Эмпирик, сочинения в двух томах, т. 1, М. 1976 г.с. 7) 
 
2.
Три мощных имени в рамках одного учения – это много. Наверное, каждое из имен многое привнесло в учение, если оно закрепило всех трёх. Мы полагаем, что учение изменялось от имени к имени.
Основатель учения Пиррон жил в 4 веке до нашей эры и был настоящим скептиком, классическим, без логического привеска, который обнаружился у Эмпирика – отрицаю, но в пользу (конкретных действий). Пиррон всю жизнь оставался под впечатлением, видимо, индийских йогов, которые своею созерцательностью и бездействием привели его к мысли о ценности безразличия. Но безразличие среди деятельных греков и римлян было настолько сомнительно, что без модернизации скептицизма, оно не выжило бы. Чего стоит описанный Диогеном Лаэртским сюжет, как Пиррон, дабы сохранить безразличие, прошёл мимо тонущего в болоте Анаксарха, своего учителя! Люди его бранили. Поняв, что ему никак не сохранить безразличие в этом атакующем мире, он в конце концов, удалился от мира, лишь изредка показываясь своим домашним. Негативная философия привела к тотальным последствиям в действии. Налицо было негативное самовырождение. 
Через пятьсот лет Эмпирик внёс в скептицизм позитивную часть, которая вывела скептицизм из состояния интеллектуальной пародии и она пережила века.  
Лаборатории и Программы


ЛЮДИ-ТИТУЛЫ

У нас большие п...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ доктринальная серия


CONSERVATISMНАШ СОВРЕМЕННИК  БЁРКПОППЕРИОН основания для верификации государствКОНСЕРВАТИВНАЯ ПЕДАГОГИКА
Международные конвенции


ФОТОГАЛЕРЕЯ

Дипломатия крас...

РЕАЛИЗАЦИЯ КНИГ тематическая серия


ТАНКИ ПОБЕДЫ сборник статейАнтиголливудПОЛИТИЧЕСКИЙ  РОК-Н-РОЛЛ